Реестр почтовых отправлений как доказательство в суде

Обновлено: 04.03.2024

По итогам 4 месяцев Великой Октябрьской Процессуальной Революции (тм) отдельные самарские судьи начали чудить. А именно, требовать в качестве приложения к иску опись вложения, а при отсутствии таковой — оставлять исковое заявление без движения.

Подобные тенденции нужно пресекать максимально быстро и жестко. Поэтому сначала прокачаем матчасть, а потом вместе обсудим, что делать.

Часть первая, юридическая

В соответствии с положениями части 1 статьи 136 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, установленных статьями 131 и 132 Кодекса, выносит определение об оставлении заявления без движения.

В силу пункта 6 статьи 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копий искового заявления и приложенных к нему документов, которые у других лиц, участвующих в деле, отсутствуют.

В пункте 10 Правил оказания услуг почтовой связи (утв. Приказом Минкомсвязи России от 31.07.2014 N 234) регистрируемые почтовые отправления подразделяются на заказные, обыкновенные, и с объявленной ценностью (почтовое отправление, принимаемое с оценкой стоимости вложения, определяемой отправителем). Регистрируемые почтовые отправления могут пересылаться с уведомлением о вручении, при подаче которых отправитель поручает оператору почтовой связи сообщить ему или указанному им лицу, когда и кому вручено почтовое отправление.

регистрируемая письменная корреспонденция — внутренние регистрируемые письма, почтовые карточки, секограммы, бандероли, принимаемые от отправителя с выдачей квитанции, с присвоением отправлению штрихового почтового идентификатора и вручаемые адресату (его уполномоченному представителю) с подтверждением факта вручения;

РПО — регистрируемое почтовое отправление — почтовые отправления (заказные, в том числе пересылаемые в форме электронного документа, обыкновенные, с объявленной ценностью (почтовое отправление, принимаемое с оценкой стоимости вложения, определяемой отправителем)), принимаемые от отправителя с выдачей квитанции, с присвоением отправлению ШПИ (ШИ) и вручаемые адресату (его уполномоченному представителю) с подтверждением факта вручения;

В абзаце втором пункта 4.1.1 Порядка также указано, что сумма объявленной ценности РПО определяется отправителем в полных рублях, исходя из действительной стоимости вложения.

Из буквального толкования данных положений следует, что опись вложения составляется только при отправке писем с оценкой стоимости вложения.

При подаче иска был приложен подлинник почтовой квитанции, имеющий штриховой почтовый идентификатор, позволяющий определить дату отправки и дату получения адресатом (ответчиком) регистрируемого заказного почтового отправления с копией иска.

Указанное обстоятельство свидетельствуют о надлежащем исполнении истцом требований пункта 6 статьи 132 ГПК РФ и об отсутствии законных оснований к оставлению иска без движения.

Аналогичная по сути позиция сформулирована Верховным Судом Российской Федерации в кассационном определении от 01.06.2017 № 16-КГ17-15.

Часть вторая, практическая

Более того, иная практика приведет:

— к необоснованному увеличению почтовых расходов (разница между стоимостью почтовых услуг по заказным РПО и отправлениям с объявленной ценностью составляет 3,5-4 раза);

— к затягиванию судебных разбирательств, т.к. получение РПО с объявленной ценностью предполагает наличие у представителей адресатов (юридических лиц, ОГВ/ОМСУ, представителей граждан) доверенности с отдельным полномочием на получения материальных ценностей, что неизбежно приведет в возврату большинства таких РПО отправителям.

Что делать?

1. Прежде всего, необходимо инициировать обращения в адрес председателей судов уровня субъекта РФ с просьбой довести до сведения председателей районных судов о недопустимости оставления исков/частных и апелляционных жалоб без движения по данному основанию.

2. Обязательно обжаловать подобный судейский "креатив". Аккумулировать практику рассмотрения частных жалобы на определения о возвращении иска.

В комментариях предлагаю делиться практикой и идеями.

ps: 03.03.2020 получил ответ зам.председателя Самарской области (см. в прикрепленном файле)

psps: 06.04.2020 Самарский областной суд удовлетворил мою частную жалобу (дело № 33-4405/2020, УИД 63RS0040-01-2020-000354-62), так что в нашем регионе практика сформировалась. см. прикрепленный файл - текст апелляционного определения.

С развитием электронных средств коммуникации значительная часть делового и частного документооборота была перенесена с бумажных носителей на электронные. В том числе, множество коммерческих опросов решается посредством переписки по электронной почте, имеющей юридическую силу в суде наравне с другими доказательствами.

Часто единственным подтверждением наличия договоренностей являются именно электронные письма.

Как применить электронные письма в качестве доказательства

Допустимость электронной переписки в качестве доказательства

Закон не устанавливает обязательного требования к тому, чтобы распечатки были заверены нотариально, однако практика показывает, что если доказательство удостоверено нотариусом, оно не вызывает сомнений в суде. В ином случае обычно требуется представить сам электронный носитель: жесткий диск, флеш-карту.

Таким образом, возможность ссылаться на переписку по электронной почте в процессе доказывания своей позиции допускается при условии, что она позволяет установить получателя, отправителя и содержание письма, а также получена законными способами, не противоречит основам гражданского процессуального законодательства.

Другие виды электронной переписки

Удостоверение электронных доказательств нотариусом

При нотариальном удостоверении юридическая сила электронной переписки многократно возрастает. В целях обеспечения доказательств нотариус находит указанную заявителем страницу в интернете, распечатывает ее в таком виде, как она содержится в браузере и составляет протокол нотариального действия. В протоколе осмотра отражается следующая информация:

  • содержание интернет-страницы, почтового ящика;
  • описание используемых технических средств;
  • порядок действий по доступу к странице, файлу, изображению;
  • информация о месте и времени проведения осмотра;
  • реквизиты нотариуса, проводящего действие.

Однако не скриншоты, а протокол, в первую очередь, является документом для суда. Распечатанная переписка сшивается с протоколом, скрепляется подписью нотариуса и его печатью. В результате получается не просто распечатка, а доказательство, обеспеченное нотариусом. Отметим, что удостоверить факт переписки в нотариальной конторе можно как до обращения в суд, так и в процессе рассмотрения дела.

Необходимо понимать, что в судебной практике удостоверенная нотариусом электронная переписка имеет юридическую силу, однако она подтверждает только факт ее наличия и содержание. Насколько же информация свидетельствует о факте исполнения (неисполнения) обязательств по договору — решает суд с учетом других обстоятельств.


Пример. В рамках арбитражного дела был представлен нотариально удостоверенный протокол, подтверждающий отправку исполнителем заказчику отчета, консолидирующего этапы проведения услуг. Обмен материалами осуществлялся по указанному в договоре адресу электронной почты. Однако в суде было выяснено, что переписка велась между лицами, не уполномоченными решать вопрос, ни со стороны истца, ни со стороны ответчика. Суд не счел представленные материалы доказательством факта исполнения обязательств по договору.

В каких случаях суд отклоняет электронные доказательства

Кроме того, любые доказательства должны быть получены законным путем. Поэтому невозможно представить суду информацию, например, полученную посредством незаконного доступа к ней (взлома почты, использования чужих телефонов, паролей и так далее).

Суд откажется принять письменные доказательства, если они не оформлены должным образом. Именно поэтому целесообразно обратиться к нотариусу, поскольку в этом случае все формальности будут соблюдены и материалы без вопросов будут приняты и рассмотрены судом.

Судебная практика с участием электронных доказательств

Возможность представления в суд электронных документов установлена ст. 75 АПК РФ. Однако они не всегда подтверждают требующиеся факты, а иногда и свидетельствуют о нарушении закона. Практика говорит о том, что к электронной переписке нужно относиться с учетом других обстоятельств и действующего законодательства. В качестве примера рассмотрим следующие ситуации.


Пример 1. Суд города Стрежевой удовлетворил требование работника о восстановлении его на работе. До этого сотрудник направил работодателю заявление об увольнении через WhatsApp. Администрация на этом основании издала приказ об увольнении по собственному желанию и направила копию работнику таким же путем. Однако суд счел, что это не может быть доказательством обращения работника с заявлением об увольнении, поскольку согласно ст. 80 ТК РФ, для этого необходимо подать письменное заявление.


Истцу было отказано в требованиях, поскольку ООО представило в суд счет на оплату, счет-фактуру, акт оказанных услуг и копии страниц, содержащих электронную переписку. Суд счел представленные ответчиком документы достаточных основанием, чтобы усмотреть наличие правоотношений между сторонами. Истец не оспаривал принадлежность ему указанного электронного адреса, что в совокупности с другими доказательствами подтверждает факт наличия возмездных отношений между сторонами.

Таким образом, следует вывод: переписка по электронной почте имеет юридическую силу, если оформлена надлежащим образом и в суде не доказана ее фальсификация. Наиболее надежный способ представления такого доказательства — нотариальный протокол осмотра. Оплата за нотариальное действие может быть взыскана с проигравшей стороны так же, как и расходы на другие юридические услуги.


Тел.: 8 (495) 767-12-77, 8 (495) 609-00-08
Адрес: Москва, Страстной Бульвар, д.7, стр. 1, 2 этаж

X Спасибо за то, что воспользовались системой электронной записи!
Вы записаны к нотариусу Чернигову И.О. по адресу: Страстной бульвар, д. 7, стр. 1
Сохраните либо распечатайте данное уведомление и предъявите его в кабинете №3.
Просим проходить сразу в кабинет №3, МИНУЯ ОЧЕРЕДЬ, тем самым не вызывая излишнего ажиотажа среди ожидающих.

Если Вы не можете посетить нас в назначенное время - НЕ НУЖНО ЗВОНИТЬ и отменять или переносить запись, просто запишитесь еще раз на сайте или приходите без записи.

Если суд направил Вам судебное извещение, но Вы его не получили, то это еще не значит, что Вы не были извещены надлежащим образом. По действующему процессуальному закону риск неполучения судебных извещений несет их получатель. И незнание правил извещений может дорого обойтись стороне судебного процесса.

В нашей практике было немало случаев, когда клиент узнавал о вынесенном в отношении него решении суда или судебном приказе уже после вступления судебного акта в законную силу. Узнавал только тогда, когда деньги уже были списаны с его счета либо когда “на пороге” объявлялись судебные приставы-исполнители. В связи с истечением сроков обжаловать такие судебные акты затруднительно.

Подобное возможно благодаря особым правилам судебных извещений, которые изложены в гл.10 ГПК, гл.12 АПК и гл.9 КАС.

Согласно этим правилам, юрлицо достаточно известить один раз о начавшемся судебном процессе и в дальнейшем оно уже самостоятельно должно предпринимать меры по получению информации о движении дела.

Физлицо, являющееся участником гражданского процесса, необходимо извещать о каждом судебном заседании.

Однако, что значит извещать? Должен ли суд располагать доказательствами того, что адресат получил судебное извещение (судебный акт)? Ответ — нет, не должен. Законодателем установлена фикция надлежащего извещения.

  • юрлицу — по адресу, указанному в ЕГРЮЛ;
  • индивидуальному предпринимателю — по адресу, указанному в ЕГРИП;
  • физлицу, не являющемуся индивидуальным предпринимателем, — по последнему известному месту его жительства. Как правило, этот адрес указывает сам истец. Это может быть адрес регистрации гражданина по месту жительства или пребывания либо адрес, который гражданин указал в договоре или в переписке.

Лицо считается извещенными надлежащим образом, если несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением судебного извещения (копии судебного акта).

Но это правило “работает” только если отделением Почты России была соблюдена процедура доставки почтовых отправлений разряда “Судебное”.

Реальность такова, что эта процедура соблюдается нашими почтальонами далеко не всегда. Это дает ответчику шанс восстановить пропущенный срок на обжалование судебного акта (представление возражений) и отменить судебное постановление.

На практике, как правило, почтальоны в двери не стучатся и сразу скидывают извещение в почтовый ящик. Это нарушение, но его трудно доказать. Гораздо проще доказать другое нарушение, которое заключается в несоблюдении процедуры двойного извещения.

Не врученное адресату почтовое отправление разряда “Судебное” хранится в отделении почтовой связи 7 календарных дней. День поступления и возврата почтового отправления, а также нерабочие праздничные дни, установленные трудовым законодательством РФ, не учитываются (п. 34 Правил).

Таким образом, по вернувшемуся в суд почтовому конверту можно определить, была ли соблюдена процедура двойного извещения.

Вышесказанное означает, что для того, чтобы снизить риски надо регулярно проверять свой почтовый ящик.

Физлицам следует периодически проверять на сайте суда общей юрисдикции, который рассматривает дела по их месту жительства, информацию о наличии судебных производств с их участием.

Если все-таки Вы получили судебный акт, срок обжалования которого (представления возражений) уже истек, то следует искать уважительные причины для восстановления этого срока.

К таковым причинам можно отнести не только вышеуказанные нарушения правил доставки почтой судебной корреспонденции, но и отсутствие гражданина в месте жительства из-за болезни, нахождения в командировке, отпуске, в связи с переездом в другое место жительства и т.п. (п.34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.16 №62).

Что касается существа апелляционной жалобы, то следует помнить, что рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции (ст.330 ГПК, ст.270 АПК).

Данное основание для отмены судебного акта нельзя недооценивать.

В нашей практике был случай, когда нам удалось обжаловать решение суда общей юрисдикции по мотиву ненадлежащего извещения ответчика несмотря на то, что в судебном заседании участвовал представитель ответчика.

Иначе говоря, в гражданском процессе, если извещен представитель, то это еще не значит, что извещен его доверитель. В арбитражном процессе эта логика не работает, так как в ст.123 АПК есть норма, которой нет в ГПК — лица, участвующие в деле, считаются извещенными надлежащим образом, если судебное извещение вручено представителю лица, участвующего в деле.

Поэтому участие в судебном заседании представителя ответчика не исключает применение подп.2 п.4 ст.330 ГПК в качестве основания для отмены решения суда.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Худяковой Евдокии Сергеевны к Силивончик Татьяне Петровне, Силивончик Анастасии Игоревне о признании договора купли-продажи квартиры недействительной сделкой, совершенной под влиянием заблуждения, и применении последствий ее недействительности в виде двусторонней реституции

по кассационной жалобе представителя Силивончик Татьяны Петровны - Бурындиной Анны Игоревны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 27 апреля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителя Силивончик Т.П. и Силивончик А.И. - Палазян В.Э., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Худякова Е.С. обратилась в суд с иском к Силивончик Т.П. и Силивончик А.И. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры в доме по улице , заключенного 20 октября 2015 г. между Худяковой Е.С. и Силивончик Т.П. (далее - договор купли-продажи), и применении последствий недействительности сделки в виде двусторонней реституции - признании недействительным договора дарения данной квартиры, заключенного 30 сентября 2016 г. между Силивончик Т.П. и Силивончик А.И., и аннулировании записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) N от 30 сентября 2016 г.

В обоснование иска Силивончик Т.П. ссылалась на то, что она, являясь пожилым юридически неграмотным человеком, в целях получения помощи по уходу, лечению и содержанию от своей племянницы Силивончик Т.П. заключила с последней оспариваемый договор купли-продажи, который не был исполнен, поскольку денежные средства за квартиру не передавались и квартира фактически из владения истца не выбывала. Из выписки из ЕГРП от 31 октября 2016 г. истцу стало известно, что Силивончик Т.П. подарила спорную квартиру своей дочери Силивончик А.И. В связи с вышеизложенным Худякова Е.С. просила признать договор купли-продажи недействительным, заключенным под влиянием заблуждения относительно природы сделки, а договор дарения - основанным на недействительной сделке.

Решением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 20 февраля 2017 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 27 апреля 2017 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым договор купли-продажи признан недействительным; применены последствия недействительности сделки в виде признания недействительным договора дарения квартиры от 30 сентября 2016 г. и аннулирования записи в ЕГРП N от 30 сентября 2016 г.

В кассационной жалобе представитель Силивончик Т.П. - Бурындина А.И. ставит вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 27 апреля 2017 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 31 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и в поступивших на нее возражений, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит кассационную жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела судом апелляционной инстанции допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

Частью 1 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определено, что постановление суда апелляционной инстанции выносится в форме апелляционного определения.

В апелляционном определении должны быть указаны в том числе мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался (пункт 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Таким образом, апелляционное определение должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Согласно пунктам 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Однако при вынесении судом апелляционной инстанции обжалуемого судебного постановления указанные выше требования закона и разъяснения Верховного Суда Российской Федерации соблюдены не были.

В силу пункта 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Обращаясь в суд с иском, Худякова Е.С. ссылалась на то, что она заблуждалась относительно подписываемого договора купли-продажи квартиры, полагая, что заключает с Силивончик Т.П. договор пожизненного содержания, в связи с чем она была лишена возможности осознавать правовую природу сделки и последствия передачи жилого помещения в собственность ответчика, а также обстоятельства, влекущие нарушение ее прав.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством по настоящему делу является выяснение вопроса о том, понимала ли Худякова Е.С. сущность сделки на момент ее совершения или же воля истца была направлена на совершение сделки вследствие заблуждения относительно ее существа применительно к пункту 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для признания договора купли-продажи квартиры недействительной сделкой как совершенной под влиянием заблуждения, а кроме того, суд сослался на пропуск срока исковой давности по требованию о признании недействительным договора купли-продажи.

Отменяя решение суда первой инстанции и признавая недействительным договор купли-продажи квартиры по указанному в иске основанию, судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, в нарушение части 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не проверила доводы истца, не привела мотивы, по которым пришла к выводу об обоснованности исковых требований, а также не указала доказательства, подтверждающие факт заблуждения Худяковой Е.С. при заключении оспариваемого договора.

Между тем из материалов дела следует, что 20 октября 2015 г. между Худяковой Е.С. (продавец) и Силивончик Т.П. (покупатель) заключен договор купли-продажи квартиры в доме по улице районе города , по условиям которого продавец обязался продать, покупатель купить за 990 000 руб. квартиру, принадлежащую продавцу на праве собственности (т. 1, л.д. 13).

В соответствии с пунктом 3 указанного договора расчет между сторонами произведен полностью до подписания договора.

Договор купли-продажи квартиры от 20 октября 2015 г. подписан Худяковой Е.С. собственноручно, что не оспаривалось ею в ходе судебного разбирательства.

После оказания государственной услуги по регистрации прав на недвижимое имущество каждой стороне сделки был выдан экземпляр договора купли-продажи с отметкой о государственной регистрации права. Худяковой Е.С. 3 ноября 2015 г. также получено свидетельство о государственной регистрации права с отметкой "погашено", копия которого представлена истцом в материалы дела (т. 1, л.д. 16).

До совершения оспариваемой сделки Худякова Е.С. 15 октября 2015 г. снялась с регистрационного учета в спорной квартире, в тот же день с регистрационного учета снялся ее сын Худяков В.М., о чем свидетельствует имеющаяся в материалах дела копия поквартирной карточки (т. 1, л.д. 83).

Данным обстоятельствам суд апелляционной инстанции какой-либо оценки не дал, не указал, в чем именно состояло заблуждение истца относительно природы сделки, а также не учел положения пункта 4 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным данной статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения.

Кроме того, в нарушение требований пунктов 5 и 6 части 2 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не высказался относительно заявления ответчиков о пропуске срока исковой давности по требованию о признании недействительным договора купли-продажи.

Согласно пункту 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Судом не учтено, что на момент рассмотрения спора собственником квартиры являлась не Силивончик Т.П., приобретшая имущество по признанному недействительным договору купли-продажи от 20 октября 2015 г., а Силивончик А.И., которая стороной указанной сделки купли-продажи не являлась.

Также из материалов дела следует, что ответчик Силивончик Т.П., в нарушение части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не была надлежащим образом извещена о времени рассмотрения дела судом апелляционной инстанции.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в апелляционном порядке; суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания (статья 155 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Частью 1 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

При этом в силу части 7 статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в целях информирования участников процесса о движении дела при наличии технической возможности информация о принятии искового заявления или заявления к производству, о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия размещается судом на официальном сайте соответствующего суда в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет".

Часть 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Таким образом, судебное заседание является процессуальной формой судебного разбирательства, проводимого с обязательным извещением участвующих в деле лиц о времени и месте судебного заседания.

При этом соблюдение правил надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания является гарантией соблюдения процессуальных прав указанных лиц, а также гарантией обеспечения действия принципа состязательности и равноправия сторон в ходе судебного разбирательства.

Отсюда вытекает необходимость неукоснительного соблюдения установленного гражданским процессуальным законодательством порядка извещения участвующих в деле лиц с сохранением в деле необходимых доказательств, подтверждающих факт их надлежащего извещения.

В кассационной жалобе утверждается, что Силивончик Т.П. не была извещена о рассмотрении дела судом апелляционной инстанции 27 апреля 2017 г., поскольку исходила из неверной информации, размещенной 6 апреля 2017 г. в сети "Интернет" на официальном сайте Краснодарского краевого суда, о том, что заседание суда по рассмотрению апелляционной жалобы Худяковой Е.С. состоится 16 мая 2017 г. в 10 час. 50 мин.

Обстоятельства размещения указанной информации на официальном сайте Краснодарского краевого суда подтверждаются приложенными к кассационной жалобе копией распечатанной страницы с сайта и письмом заместителя председателя Краснодарского краевого суда.

Вместе с тем определением судьи Краснодарского краевого суда от 4 апреля 2017 г. судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы Худяковой Е.С. назначено на 27 апреля 2017 г. на 11 час. 10 мин. (т. 1, л.д. 215) и проведено в указанное время в отсутствие сторон с вынесением обжалуемого апелляционного определения.

При указанных противоречивых данных о времени рассмотрения судом апелляционной инстанции жалобы Худяковой Е.С. приобщенный к материалам дела отчет об отслеживании почтового отправления не является достаточным доказательством направления Силивончик Т.П. судебного извещения о слушании дела 27 апреля 2017 г. (т. 1, л.д. 225 - 226).

Ненадлежащее извещение ответчика о рассмотрении апелляционной жалобы истца повлекло невозможность реализации Силивончик Т.П. имеющегося у нее в силу закона права на представление своих возражений на доводы, изложенные в апелляционной жалобе, чем были нарушены ее процессуальные права.

Допущенное нарушение может быть исправлено только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 27 апреля 2017 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Читайте также: