Какая дистанция должна быть между летящими судами

Обновлено: 02.12.2022

В пункте 85 ПДД записано: "Водитель обязан соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения в случае экстренного торможения или остановки…" При этом Правила никак не уточняют, каким образом следует рассчитывать эту самую безопасную дистанцию. Да и многих водителей, похоже, этот вопрос особо не интересует. До поры до времени…

Сценариев развития событий - множество. Например, выезжая на главную дорогу, водитель первого автомобиля начинает ускоряться, а затем притормаживает, чтобы пропустить транспорт или пешеходов, и в этот момент в него въезжает машина, ехавшая позади. Попутное столкновение может произойти и в момент перестроения, когда водитель второй машины смотрит по зеркалам или отвлекается на действия других участников движения (например, его начинают "прижимать" из соседнего ряда). В любом случае он какое-то время не смотрит вперед - этого достаточно, чтобы не успеть среагировать на то, что автомобиль впереди тебя начинает останавливаться.

Еще один типичный пример: водитель первого автомобиля ускоряется, чтобы успеть проехать перекресток или пешеходный переход, а потом, увидев, что не получится проскочить, начинает резко тормозить - и эта остановка оказывается полной неожиданностью для водителя второго автомобиля, который тоже думал, что успеет проехать, и тоже начал ускоряться.

Помимо дистанции играет роль и разность скоростей: если второй автомобиль изначально едет быстрее первого, риск того, что тормозного пути не хватит, возрастает.


Авария может быть вызвана и более банальными причинами: водитель по какой-то причине отвлекся от дороги "буквально на секунду". Такое случается сплошь и рядом и, как правило, не имеет никаких последствий, однако иногда и этой упущенной секунды достаточно, чтобы не успеть среагировать на внезапное изменение дорожной обстановки, особенно если не учитываются другие факторы риска. Например, такие, как скользкая дорога.

Играем в догонялки


Любую тему всегда проще раскрывать на наглядных примерах. Итак, два легковых автомобиля, Renault и Ford, и два водителя, по ходу заездов меняемся и машинами, и позициями, заезды проводим на разных скоростях в диапазоне от 40 до 70 км/ч и на разных покрытиях. При этом события развиваются по одному из двух сценариев.

Для начала "классика": водитель первого автомобиля производит экстренное торможение - просто резко бьет по педали тормоза вплоть до полной остановки. И это становится "полной неожиданностью" для водителя второго автомобиля, вынужденного тоже прибегать к резкому торможению. Хватит ли дистанции, выбранной на свое усмотрение, но близкой к реальным условиям (как бы он ехал, держась в общем потоке), чтобы избежать попутного столкновения?


Оба водителя обладают значительным опытом, поэтому без проблем выдерживают безопасную дистанцию. Чтобы дойти до "грани", нужно взвинчивать темп или сокращать расстояние.

Меняем асфальтовое покрытие на микст из снега и льда, а вперед запускаем машину на шипованной резине. И этого уже достаточно, чтобы водитель Renault "догнал" Ford! "Перелет" на добрый метр в реальной ситуации точно обернулся бы битым железом. Но в наших заездах водители имели право на ошибку: автомобили двигались в разных рядах.


И еще, несмотря на то что участвующий в эксперименте водитель начинает реагировать, лишь когда вспыхивают стоп-сигналы на ведущей машине, он все же ожидает подобного развития ситуации. Можно предположить, что в реальных условиях задержка на оценку обстановки и принятие решения будет большей, а это лишние доли секунды и соответственно дополнительные метры. Именно они и будут иметь значение!

Цена реакции


Если у автомобилей сопоставимый тормозной путь, почему происходят попутные столкновения? Потому что тормозной путь - это лишь одна из трех составляющих остановочного пути, расстояния, которое проезжает автомобиль с момента обнаружения водителем опасности и до момента полной остановки. Остановочный путь также включает в себя расстояние, пройденное автомобилем за время реакции водителя и время срабатывания тормозной системы.



Другими словами, процессу торможения предшествуют две фазы: реакция водителя (на оценку ситуации, принятие решения и действие - нажатие на тормоз - в зависимости от подготовки и состояния водителя уходит от 0,2 до 1,2 секунды, но обычно в расчетах применяется 0,8 секунды) и срабатывание тормозной системы (0,2 секунды). То есть прежде чем автомобиль начнет замедляться, еще около секунды он будет двигаться с первоначальной скоростью. При 60 км/ч это 16,7 м, при 90 км/ч - уже 25 м (помните, сколько метров вы держите перед собой в городе и на трассе?).



Резонно предположить, что именно на это расстояние может измениться первоначальная дистанция между двумя автомобилями после их экстренного торможения и остановки, и это при условии, что у обоих будет одинаковый тормозной путь. А он может отличаться как в меньшую, так и в большую сторону в зависимости от эффективности работы тормозной системы, массы автомобиля, установленных шин (что особо актуально в зимний период, когда шины с шипами и без них на разных покрытиях имеют значительные разбежки в показателях тормозного пути).

Просто перестроился…



А теперь представим другую ситуацию. Водитель идущей впереди машины плавно и без включения "поворотников" перестраивается в другой ряд, а перед вами "вдруг" оказывается пешеход, дорожный рабочий или пресловутый автомобиль прикрытия. Исход события теперь всецело зависит от вашей реакции, но дело дошло до "экстрима" во многом из-за неправильно выбранной дистанции, в результате чего времени на принятие решение и собственно действия остается совсем немного.

Мы решили сымитировать и эту ситуацию, выставив при помощи конусов небольшое препятствие. Водитель первого автомобиля объезжает его плавно, не показывая сигналов поворота. Водитель второй машины может реагировать (тормозить, объезжать), только когда увидит наше "препятствие".

Уже "пристрелочные" заезды на асфальте показали, что водителю второй машины для объезда препятствия приходится активно маневрировать и ехать на грани скольжения, а ведь он был морально готов к тому, что ему предстоит делать, был предельно сосредоточен.



Но стоило нам переместиться на микст снега и льда и приподнять темп, и вот уже второй водитель "косит пилоны", даже несмотря на готовность к маневру, свой опыт и хорошую резину!

Секунды, километры, метры


Как выбрать безопасную дистанцию? Одна из "народных" методик - разделить вашу скорость надвое, а полученная цифра и есть необходимое расстояние в метрах: при 60 км/ч - 30 м, при 90 км/ч - 45 м. Но все ли способны точно определить необходимое расстояние?


Гораздо проще использовать временной интервал, то есть двигаться не менее чем в нескольких секундах позади автомобиля, которой находится перед вами (в итоге дистанция получается такой же, как и в случае деления скорости надвое). Засечь временной интервал проще простого: выбираете любую привязку рядом с дорогой (знак, столб, светофор), фиксируете момент ее прохождения идущей впереди машиной, после чего считаете секунды (проговаривая 501, 502…). Вы должны проехать мимо этой же привязки не ранее чем через безопасный интервал времени.


Каким он вообще должен быть? Рекомендации специалистов варьируются в пределах 2-4 секунд. Согласны, что "вилка" достаточно широкая. Но к этому вопросу можно подойти дифференцировано (что, кстати, некоторые эксперты и делают): так, для простых условий крайний минимум можно определить в 2 секунды, для сложных (ограниченная видимость, скользкое покрытие, высокая скорость) - увеличивать дистанцию до 3-4 секунд.


Но давайте будем честны: выдержать даже 2 секунды в условиях плотного транспортного потока практически нереально, ведь при 60 км/ч нужно иметь перед собой 33,4 м свободного пространства, а при 90 км/ч - все 50. Стоит создать необходимый интервал, как его обязательно использует водитель из соседнего ряда, "нырнувший" в образовавшуюся брешь. Вынужденно используя уменьшенный интервал, нужно оставаться начеку. Впрочем, кто сказал, что за рулем вообще можно расслабляться?

Есть еще одно но: даже если вам удастся благополучно затормозить, остается риск того, что это не получится у едущего позади водителя!

Наш вердикт

Держать безопасную дистанцию сложно, но можно и нужно - для своего же спокойствия, здоровья и финансового благополучия. Старайтесь хотя бы придерживаться "правила двух секунд" и помните, что терять бдительность нельзя даже на вроде бы спокойном участке дороги.


А еще из текста узнаете, что такое североатлантический трек.

Антон Дьяконов

Между Европой и Северной Америкой действует система воздушных шоссе, по которым самолеты следуют буквально друг за другом. Эти маршруты называются североатлантическими треками (North Atlantic Organized Track System, OTS) и управляются диспетчерскими центрами на обоих материках. Мы перевели материал CNN Travel об устройстве и тонкостях работы воздушных шоссе.

Как Баснетту удается ориентироваться в воздухе и держать свой A380 на безопасной дистанции от других самолетов?

Дороги в небе над Атлантическим океаном

Североатлантическая система организованных треков — это совокупность воздушных маршрутов, которыми управляют диспетчерские центры Nav Canada в Канаде и NATS в Великобритании.

Маршруты могут сильно различаться при перелетах с запада на восток и обратно. Почти каждый день диспетчеры прокладывают их заново. Каждая такая дорога — практически прямая линия с точными координатами.


Ежедневно в семь утра в океаническом районном диспетчерском центре (РДЦ) Nav Canada в канадском Гандере изучают запросы от авиакомпаний на определенные маршруты и высόты полета. Затем, используя компьютерное моделирование, намечают несколько маршрутов на восток для вечерних рейсов из Северной Америки, которые отправятся через 12–14 часов.

К тому времени, когда эти самолеты полетят в Европу, сотрудники диспетчерских центров NATS в Шенноне в Ирландии и Престуике в Шотландии начинают работу над обратными маршрутами, по которым самолеты полетят днем.

Верхом на воздушном потоке

Маршруты в восточном направлении построены так, чтобы использовать преимущества попутного ветра, который создает высотное струйное течение — потоки воздуха, достигающие скорости 322 километра в час.

Маршруты на запад, напротив, строятся так, чтобы избежать встречного ветра, создаваемого высотным струйным течением.

Специалисты ежедневно выстраивают от 5 до 14 треков. Их обозначают латинскими буквами: маршруты с востока на запад — начальными буквами алфавита (A,B,C), с запада на восток — с конца (Z, Y, X). Маршрут Z — самый южный в восточном направлении. Чуть севернее — Y, X и W и так далее, пока не будут построены все треки на день. Воздушные дороги могут занимать от 480 до 1 130 километров с севера на юг в зависимости от погоды.


Безопасность воздушных шоссе

Когда A380 летит через Атлантику по своему маршруту и на своей высоте, он находится в центре воображаемой рамки, обеспечивающей безопасную дистанцию с другими самолетами.

На североатлантических треках самолеты курсируют с разницей в пять минут лётного времени; дистанция между ними составляет около 65 километров. С боков расстояние между самолетами должно быть не меньше 40 километров, а сверху и снизу — не менее 300 метров. Эти правила распространяются и на самолеты, летящие против потока, например грузовые судна, которые направляются в Европу днем.

Пассажиры обсуждают в соцсетях, с каких мест в самолете открываются красивые виды. Но лучшие места в самолете с точки зрения обзора — в кабине пилота.


Коммуникация пилотов и диспетчеров

Пилоты общаются с диспетчерами по рации, но большую часть разговоров ведут по защищенному спутниковому каналу. Координаты самолета автоматически отправляются каждые 14 минут и дополнительно — при пересечении каждых 10 градусов широты. Экипажи используют спутниковый канал для запросов на изменение высоты или маршрута, например из-за турбулентности.

Пилоты, которые используют систему организованных треков, общаются между собой на общей радиочастоте. По словам Баснетта, иногда это напоминает вечеринку.


Чаще всего самолёты летают не абы как, а по определённым, уже созданным маршрутам.


Сделано это для того, чтобы не было сомнений в координатах на разных самолётах с разными приборами.

Но давайте разбираться дальше, как вообще устроено воздушное пространство, кому и куда можно.

Классы воздушного пространства

Есть три масштабных класса воздушного пространства — им присваиваются буквы A, C и G. В США их больше (используются все буквы от A до E для контролируемого и G для неконтролируемого). Главное различие классов в том, для чего используется воздушное пространство.


На самом верху схемы находится класс А. Там чаще всего обретаются большие мощные самолёты, в основном пассажирские суда. Летают тут только по приборам и с поддержкой диспетчера. Без них туда соваться нельзя.

Для дронов всё чуть сложнее. Им в небе вообще мало кто рад, и нормативы только формируются. В большинстве стран вы просто не должны подниматься выше примерно 120 метров и не летать около аэропортов — предполагается, что тогда есть шансы встретить только другой дрон или редкие воздушные шары.


Теперь про запрещённые зоны. Это могут быть территории природных заповедников — тот же Приокско-Террасный заповедник в Серпуховском районе. А также это зоны над военными объектами и просто опасные территории. Есть места, где запрет на полёты действует не всегда. Например, если есть какой-то очень большой завод, который в какие-то определённые моменты выбрасывает в атмосферу кучу всего и создаёт в воздухе взвесь, в которой ничего не видно, этот район считается кратковременно запретным. Ещё есть всякие зоны для парашютистов, спортсменов-пилотажников и прочего.

Ради интереса посмотрите авиакарту над Москвой. Она немного устарела, но для наглядности подойдёт. Красные зоны — запрет полётов. Как видите, залетать за МКАД обычно прям совсем нельзя. Даже МЧСники, которые летают по всей Москве, долго получают разрешение на полёт.


Маршруты дальше

Теперь разница между воздушными трассами и местными воздушными линиями. Они всегда работают, на них всегда класс пространства А. Это история про большие пассажирские самолёты. Для других есть местные воздушные линии. Пришёл диспетчер обслуживать местную воздушную линию — бамс, и она появилась. Ушёл — и нет никакой линии. Удобно.


Воздушных авиалиний очень много. Выше показано, как они выглядят на карте. Светлые — местные.

Воздушное пространство трёхмерное, делится на кучу зон, районов, маршрутов, ограниченных и запрещённых зон. Здесь царь и бог — Единая система организации воздушного движения. Все нормы, описанные в тексте, придумали они. Им подчиняются все диспетчеры, и все карты строятся в соответствии с тем, что они говорят.

На территории России никто им не указ. Стоит самолёту пересечь границу — он попадает в юрисдикцию другой такой же службы организации воздушного движения. Но мы дальше будем говорить про ОрВД РФ.

А что пилот?


Пилоты или авиационные организации подписываются на изменения в системе ЦАИ ГА. Им присылают обновлённые схемы аэропортов и описания — что закрыли или в какие даты не работает конкретная взлётно-посадочная полоса. Такая система работает во всём мире.

Если ты в аварийной ситуации, то диспетчер переключится только на тебя и проведёт за ручку.

Когда пассажиры загрузились на борт и двери закрыты, пилоты получают разрешение на запуск двигателя и начинают делать много разных важных вещей. Мы эту часть пока пропустим, хотя там много интересного. Пока остановимся на огнях, потому что по ним можно визуально заметить самолёт.

Есть три обязательных огня на самолёте. Это навигационные огни: красный (1), зелёный (2) и белый маячок (3), который обеспечивает видимость самолёта и служит защитой против столкновений.


Красный и зелёный используются, чтобы определить, в какую сторону вообще летит самолёт. Красный всегда слева относительно пилота, зелёный — всегда справа (если смотреть на самолёт перед собой, то, соответственно, наоборот).

Пилоты тоже люди, поэтому поначалу используют кучу мнемонических правил, чтобы всё запомнить, включая расположение огней. Например, в самолётах, где два пилота, командир воздушного судна всегда сидит слева, а второй пилот — справа. Считаем это заранее известным фактом. Присказка примерно такая: красный, как нос капитана, маячок — всегда слева, зелёный, как второй пилот, — всегда справа.

Ещё на самолёте есть стробоскопы. Они чисто для того, чтобы самолёт был виднее в небе. Их обычно видно из иллюминатора. Есть передние поворотные огни — они используются на рулёжке, чтобы было видно, куда едешь. Ну и посадочные фары. Забавно, что их используют не только при ночной посадке: днём их включают, чтобы распугивать птиц. Попадаются даже орлы — с ними разговор особый. Старшие пилоты младшим всегда рассказывают, что, если видишь орла, который тебя пытается атаковать, не пытайся увернуться. Орлы до последнего момента идут в бой. Потом видят, насколько самолёт больше, пугаются и сами как-то очень аккуратно и лихо сваливают.

Отдельно про освещение крыльев и хвоста судна. Это делается для общей безопасности, так как работает принцип: чем больше светится самолет, тем безопаснее. Ещё хвост освещают для рекламы — именно там обычно рисуют эмблему авиакомпании.

О выезде с парковки

После включения двигателя и освещения пилот запрашивает разрешение на руление.

По бокам от рулёжных дорожек можно увидеть такие буквы:


Рулёжка торжественно заканчивается двойной сплошной. Она говорит, что здесь надо остановиться и получить разрешение и дальнейшие инструкции. А прерывистая двойная говорит, что можно и нужно ехать вперёд. В одно направление можно, в другое — нельзя.


Что здесь ещё можно увидеть. Вот числа 30–12. Это обозначение взлётно-посадочной полосы. Знак говорит, что вы сейчас будете пересекать полосу 30–12. Все ВПП на самом деле имеют два направления, то есть можно взлетать в обе стороны. Поэтому у каждой стороны взлёта есть своё направление на магнитный курс. Цифра — значения магнитного курса. Только на самом деле это не 30–12, а 300–120 (значение угла относительно севера округляется до десятков и обрубается). Заметьте, что между 120 и 300 ровно 180 градусов — в названии полос всегда будет это различие. Например, полоса 07–25 — 250 минус 70 будет ровно 180. Если же в одном аэропорту есть несколько полос, то их дополнительно маркируют буквами L (левая), R (правая) и C (центральная): 07L, 07R или 07C.

Взлёт и набор высоты

После фактического взлёта с полосы пилот начинает набирать высоту. Это происходит ровно по схеме, указанной в сборнике правил. Для каждого аэродрома есть своя схема вылета. Наверное, замечали, что самолёт, когда взлетает, обычно потом делает какой-нибудь нехилый крен и уходит в сторону. Это часть круга полётов аэропорта. Он есть у каждого аэропорта. Хотя на самом деле не круг, а очень даже прямоугольник. В чём суть? Среди стандартных маршрутов самолёта — взлёт, четыре разворота и посадка. Так обычно практикуются учащиеся пилоты. Они получают разрешение на взлёт, летят четыре разворота, просят разрешение, например, на конвейер, касаются колесом взлётно-посадочной полосы и опять летят делать четыре разворота. И так, пока не научатся летать.


Маршрут построен

После набора высоты самолёт летит строго по маршруту. Маршрут полёта выглядит примерно так:
UUWW UM4D UM DCT AR DCT OBELU B239 AJ R369 DB B964 LUKIR LUKI1A ULLI


Для одного и того же рейса (то есть из точки А в точку Б) маршрут может быть разным. Перед полётом пилот или другой специально обученный человек смотрит на направление ветра, погодные условия и закрытые зоны и выбирает, с какими поворотными пунктами полетит самолёт. Вся последовательность пунктов кодируется в аналогичную страшную строку. Приходя на каждый поворотный пункт, пилот докладывает соответствующему диспетчеру, куда он летит дальше. И так, короткими перебежками от одной точки к другой, самолёт приходит на целевой аэродром. Иногда диспетчеры имеют на руках больше информации, чем пилот, и меняют маршрут. Например, если аэропорт временно перестал принимать самолёты на посадку.

Идём на обгон

Да-да. В небе тоже совершают обгон. Конечно, не в случае с высшими эшелонами в воздушном пространстве класса А, где летают пассажирские боинги, — они тоже могут ходить на обгон, но там всё через диспетчера.

Вообще, обгон и объезд любых препятствий в воздухе производится уходом судна вправо. Всегда вправо. Нужно отклониться на 30 градусов, отлететь на безопасное расстояние не менее 200 метров и только тогда идти на обгон. Как и везде в моих упрощениях, есть куча условий и деталей, зависящих от обстоятельств, — процедура сложная, но вот эта часть в ней главная.


На перекрёстке всё по-другому. Тут нельзя остановиться, когда видишь помеху справа. Поэтому, если пилот видит самолёт справа, он набирает высоту. Если самолет идёт слева, он снижается. Помним: в небе у нас самое настоящее 3D-пространство.

Очередь на спуске

Когда самолёт терпит бедствие и диспетчер об этом узнал, судно может садиться как хочет. Не заходя на круг и не по трассе. Как удобнее сесть, чтобы не убиться, так он садиться и будет. В этой ситуации задача диспетчера — разогнать от него все остальные самолёты. Причём, когда снижается самолёт, передающий MAYDAY, на аэродром вызывают полицию, скорую, пожарную и МЧСников — весь комплект. Поэтому если пилот решит дать такой сигнал, просто чтобы побыстрее сесть, то потом будет платить немаленький штраф за ложный вызов всей спасательной гвардии.


VHF omnidirectional range в естественной среде обитания.

Михаил

Обсудим, как летит самолёт, на что ориентируется, что из полёта планируется на земле, а что нет. Например, если впереди гроза, то нужно же как-то обходить очаг. Флайтплан можно подать с воздуха прямо диспетчеру ОрВД. Мало кто про это знает, кто такое делал у нас в стране — единицы. На деле для этого есть другие процедуры.

Но для начала давайте совершим краткий исторический экскурс по опредёленным авиадисциплинам для лучшего понимания всей этой авиационной legacy, накопленной поколениями. Опять же, напомню вам — гражданская (да и в принципе вся) авиация — это одна из самых консервативных областей деятельности, что продиктовано в первую очередь фокусом на безопасности полётов (не путать с авиационной безопасностью — всякие САБ и иже с ними).

Времена пионеров авиации, к сожалению, давно прошли.

А вот здесь классный материал про то, как посадить самолёт.

Дисклеймер: я действующий пилот Airbus семейства 320. Соответственно, некоторые моменты, описываемые далее, будут привязаны именно к данному типу самолетов. И да, я не имею отношения к инженерно-авиационной службе и службе ОрВД (организации воздушного движения), поэтому уж простите возможные огрехи в описании матчасти.

1.1 Небольшой экскурс в географию

Как всем прекрасно известно, Земля в приближении похожа на слегка сплюснутый с полюсов шар (если говорить более сухим языком, то это эллипсоид вращения, но вообще, если уж говорить совсем правильно то земля — это геоид). Исходя из данного упрощенного предположения давным-давно была придумана геодезическая система координат, которая позволяет задать координаты произвольной точки на земной поверхности через долготу и широту места в градусах относительного нулевого меридиана.


Михаил

Но как обычно, legacy и здесь не подкачало и в зависимости от выбранных параметров эллипсоида вращения мы имеем небольшой зоопарк, состоящий из:

Весь мир сейчас использует систему WGS 84, авионика на всех современных самолетах рассчитана именно на внесение координат в данной системе. Повторюсь, что система координат ПЗ 90 почти не отличается от WGS 84 (скажем так, отличается некритично для самолётной навигации) и периодически встречается в Российских сборниках аэронавигационной информации (AIP, Aeronautical Information Publication). В конце 90х в нашем AIPе была каша из координат в системах СК 42, WGS 84 и ПЗ 90, что придавало особую пикантность при выполнении полета.

Теперь, когда мы умеем определять координаты точки А и точки Б на поверхности Земли, нам необходимо найти линию кратчайшего расстояние между ними. Для этого в навигации существуют два понятия:

    (great circle distance) — кратчайшее расстояние между двумя точками на поверхности нашего эллипсоида вращения. По магнитному компасу выдержать полёт по ортодромии крайне сложно, т.к. магнитный курс будет постоянно изменяться. Раньше для подобных полётов использовалась специальная инерционная система, продольная ось которой выставлялась по направлению полёта. — кривая, пересекающая меридианы под постоянным углом. Расстояние по локсодромии всегда будет больше расстояния по ортодромии, но наличие постоянного угла по отношению к меридианам позволяло осуществлять навигацию по магнитному компасу/звездам как во времена судоходства, так во времена зарождения авиации и по сей день.

Интересные факты:

Одной из причин катастрофы Ту-134 под Петрозаводском в 2011 году стало то, что штурман в сложных метеоусловиях использовал GPS-навигатор, введя в него координаты торца полосы с аэронавигационного сборника в системе СК 42, что довольно прилично отличалось от координат в системе WGS 84. Результат к сожалению предсказуем.
Например, при трансатлантических полётах, часто задают вопрос: почему самолёт вылетая из Москвы в тот же Нью-Йорк летит через Англию, Гренландию и север Канады, ведь так же дольше? Краткий ответ: это потому, что самолёт летит по ортодромии. Развернутый ответ: самолёт летит по кратчайшему пути между точками. Проверить это, кстати, очень просто: взять глобус и приложить нитку от Москвы до Нью-Йорка, при этом кратчайший маршрут пройдёт именно по описанным выше местам. А то, что мы видим на экранах в салоне самолёта — это проекция эллипсоида вращения на плоскую поверхность, которая вызывает существенные искажения размеров около полюсов. Сравните, например, площади Гренландии и Австралии на такой карте и в Википедии.

1.2 Переходим непосредственно к воздушным трассам

Теперь, когда мы научились определять координаты произвольной точки на поверхности земного шара и строить между ними линии кратчайшего пути и линии, при полёте по которым угол между осью самолёта и меридианом будет постоянным, попробуем построить воздушную трассу. Но есть один нюанс — для того, чтобы самолёт мог лететь по этой трассе, всегда необходимо знать текущее местоположение самолёта с заданной точностью. По мере развития науки и техники были внедрены различные способы решения данной проблемы, по которым мы пробежимся чуть дальше.


Вторым этапом развития систем радионавигации стало изобретение VOR (VHF omnidirectional range) устанавливаемых обычно в комплекте с DME (Distance measuring equipment). VOR-маяк позволял определить с довольно высокой точностью радиал — угол между направлением на магнитный север, проходящим через VOR и направлением на самолёт. DME — определить дальность от самолёта до маяка. Теперь уже по одному VOR/DME, зная радиал и удаление, можно было более точно определить местоположение самолёта. Особенно бурный рост VOR’ов был в США в 1970-1980-х, когда почти вся территория США была покрыта сетью VOR’ов. При этом маяки устанавливались в отдельных точках воздушной трассы и всегда была возможность контролировать одновременно два радиала от одного VOR’a к другому. До сих пор, при полётах в США в нижнем воздушном пространстве актуален как никогда термин Victor airway — полёт по трассе, заданной двумя VOR’ами.

Дальнейшее появление GPS (или правильнее говорить GNSS — Global Navigation Satellite System), позволило определять местоположение самолёта независимо от наличия наземных радиосредств. Как результат — появление нового класса воздушных трасс, которые задавались произвольными координатами в пространстве. В авиации появился термин RNAV (Area NAVigation, она же зональная навигация), описывающий всё происходящее, требования к точности и т.д. и т.п.


При этом, самолёт может самостоятельно при помощи FMGC (Flight Management Guidance Computer) как отслеживать своё местоположение, так и осуществлять навигацию из точки А в точку Б по любой воздушной трассе с требуемой точностью.

Вывод: если говорить упрощённо, то воздушная трассаэто две произвольные точки на поверхности Земли, соединённые линией кратчайшего пути. При этом в данных точках могут находиться (но не обязаны) радиосредства (VOR/VOR-DME/NDB/NDB-DME).

Интересные факты:

1.3 Что такое SID/STAR и Flightplan

Данное повествование было бы неполным, если бы я не затронул еще несколько терминов, влияющих непосредственно на то, как самолёты покидают район аэродрома и каким образом попадают на него, пролетая до точки, из которой начинается конечный заход на посадку. В общем случае с точки зрения воздушной навигации полет самолёта выглядит следующим образом:

А теперь попробуем собрать всё это вместе на примере маршрута Шереметьево-Пулково:

UUEE 24C AR24E OBL1E B239 DB B160 OKULO R961 GENP1B 28L ULLI

  1. UUEE — ICAO код Шереметьево.
  2. 24C — полоса (центральная). — SID для полосы 24C в Шереметьево. — Transition.
  3. B239 — воздушная трасса, DB — NDB привод на трассе, B160 — другая воздушная трасса, OKULO — точка на трассе. — схема прибытия в аэропорту Санкт-Петербурга для ВПП 28L.

Интересные факты:

1.4 И на десерт — немного воздушного законодательства

Как вам теперь известно, самолёты в гражданской авиации летают от аэропорта к аэропорту не как хочется пилотам, а строго по определённым правилам. Правила эти изначально формировались каждой страной по отдельности, но с дальнейшим бурным развитием авиации стало ясно, что сопутствующий этому бардак растёт в геометрической прогрессии. Как результат — под эгидой ООН в 1944 году была создана Международная организация гражданской авиации (ICAO — International Civil Aviation Organization).


В первом собрании в Чикаго участвовали 54 государства, в результате чего была подписана “Чикагская Конвенция” — устав ICAO (так называемый ICAO Doc 7300). В данном документе были описаны основные принципы работы международной гражданской авиации, в частности, правила полётов над территорией стран-участниц, принцип национальной принадлежности воздушного судна и т.д. Кроме этого, было введено понятие международных стандартов и рекомендуемых практик (SARPs) — то, на чём сейчас базируется авиационное законодательство любой страны — члена ICAO. Кстати, СССР стал членом ICAO только в 1970 году, но это уже совсем другая история.

К чему я всё это рассказал: правила полётов во всем мире очень сильно гармонизированы, так как ICAO включает в себя почти все страны мира. Благодаря повсеместному использованию SARPs разрабатываются местные правила полётов, гармонизированные с нормами ICAO. Опять же, каждая страна — член ICAO должна обязательно публиковать AIP в открытом доступе, а пилоты и штурманы — использовать его в работе. На самом деле всё гораздо хитрее — такие коммерческие гиганты как Jeppesen или Lufthansa стали консолидировать информацию из AIP разных стран и предоставлять её авиакомпаниям в едином формате за отдельные деньги. В итоге, есть два программных продукта которые используются во всём мире: Jeppesen Flitedeck Pro и Lufthansa LIDO. При этом обе конторы так же выпустили свои приложения для EFB (Electronic Flight Bag) — айпадов/винпадов, сертифицированных для использования на борту самолёта и прибитых к форточкам в кабине самолёта. EFB как раз и используются в процессе всего полёта пилотами — там есть вся информация по маршруту, схемам аэропортов, рулению и т.д. и т.п.

Интересные факты:

Надеюсь, я достаточно запудрил вам голову базовыми понятиями. Ну что ж, теперь давайте перейдём к практике, без которой теория, как известно, мертва.

2.1 Что видят пилоты перед вылетом

Пилоты, придя в комнату для брифингов в аэропорту, получают комплект полётной документации.


Командир создает видимость работы в брифинге.

Состав данного пакета четко регламентирован (см. выше тему авиационного законодательства), но для нас самое интересное это:

В CFP/OFP всегда уже указан полный маршрут полёта, с SID/STAR/ENROUTE частью. Обычно сам маршрут — это RPL (Repetitive Flight Plan, повторяющийся план полёта), который повторяется каждый раз. Обычно штурманская группа авиакомпании прорабатывает несколько вариантов одного и того же маршрута и закладывает их в планировщик, и поэтому в зависимости, например, от струйных течений по эшелонам программа может выбрать сама наиболее оптимальный (экономичный, но исходя из заданных критериев) маршрут. Для понимания: струйные течения в верхней части атмосферы могут достигать 200 узлов (сам был свидетелем подобного и не раз). Типичная скорость струйного течения — около 100 узлов. Так же ветер может меняться по эшелонам, поэтому выбор оптимального (рекомендованного) эшелона тоже всегда за программой. Кроме этого в процессе расчёта OFP/CFP учитываются минимально безопасные высоты в случае отказа двигателя/разгерметизации, наличие запасных аэродромов по маршруту и много, много другой (бес)полезной информации.

В общем случае, пилоты не меняют маршрут, изначально заложенный в CFP/OFP, но возможны исключения:

  1. Если после анализа NOTAM выясняется, что опредёленные запасные аэродромы по пути следования закрыты или по каким-то причинам их невозможно использовать. Да, все ошибаются.
  2. Наличие мощных фронтальных гроз может послужить причиной для выбора другого маршрута. Например, при полёте из Москвы в Бургас полёт проходит строго на юг, далее через турков над территорией Чёрного моря. Обратно — прямо на север и через Беларусь обратно в Москву. Почему так? Чистая экономика (и, к сожалению, политика). Но, прилетев в Бургас, часто можно видеть, что дорога на север до самого Калининграда закрыта фронтальной грозой и оптимальным вариантом вернуться обратно будет через Чёрное море.
  3. Миллионы их. Очень много ограничений при полёте по северному Китаю за счет проблем, связанных с отсутствием запасных аэродромов и горной местностью. При этом, ограничения применяются как к техническому состоянию самолёта, так и к квалификации пилотов (привет, трасса B330).

В случае несогласия с маршрутом, обозначенном в CFP/OFP, вопрос почти всегда можно решить звонком в штурманскую службу, но надо понимать, что подача нового флайт-плана чревата задержками рейса. Поэтому задача командира — аргументированно донести (с ссылками на конкретные пункты РПП) свою позицию.

После получения нового/или согласия с текущим CFP/OFP задача командира определиться с количеством топлива, заправляемого в самолёт (а это — как минимум тема для отдельной статьи, как и принятие решения на вылет), подать данные по заправке/маршруту аэродромным службам и службе центровки и с гордым видом в окружении экипажа проследовать на борт для выполнения предполётных процедур.

Интересные факты:

  1. Все эти кодовые обозначения внутри NOTAM,METAR,TAF,CFP — это ещё одно жуткое legacy, тянущееся с лохматых годов в нашу жизнь. Да, пилоты должны их все знать и понимать.
  2. OFP/CFP на первый взгляд представляет из себя аналогичную мешанину из цифр и букв. Да, авиация крайне консервативна.

2.2 В процессе выполнения полёта


Верно выбранное расстояние между движущимися автомобилями – один из важных факторов безопасности на дороге. Если не научиться правильно выбирать, оценивать и соблюдать его, легко спровоцировать столкновение. Но правильно определить расстояние до идущего впереди и сбоку транспорта в разных условиях непросто. О том, как выбирается оптимальная дистанция между машинами, читайте в этой статье.

Какая дистанция между машинами по ПДД в метрах?

Все, что касается дорожного движения, направлено на сохранение безопасности для его участников. Вот как устанавливается дистанция между машинами по ПДД пунктом 9.10:

Водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения.

То есть конкретных значений этих расстояний в метрах Правила не предписывают. Ведь они зависят от многих факторов:

  • технического состояния и характеристик автомобиля;
  • скорости в том числе соседнего транспорта;
  • качества и иных особенностей дорожного покрытия;
  • плотности потока машин;
  • погодных условий, видимости;
  • времени суток;
  • индивидуальных качеств водителей (быстроты реакции, опыта и др.);
  • прочих обстоятельств, способных возникнуть в конкретном случае.

Дистанция между машинами

Какая дистанция должна быть между машинами? Это, скорее, техническая проблема. В идеале при усредненных условиях (нескользкой и ровной дороге, нормальном состоянии авто, при отсутствии необходимости часто и резко менять режим движения) целесообразно придерживаться расстояния, равного половине скорости ТС. Но это число должно быть не в километрах, а в метрах.

То есть, если скорость равна 60 км/ч, дистанция определяется в 30 м. Или можно взять за основу средний тормозной путь машин, который при том же значении показателя равен 15 м. Но все это, конечно, нереально. Такие промежутки создадут больше проблем, чем преимуществ.

Дистанция между машинами

Есть и другое, более адекватное правило, позволяющее вычислить верную дистанцию между едущими авто. Она должна быть такой, чтобы при необходимости экстренного торможения не произошло столкновения. То есть после нажатия на педаль у водителя должно оставаться минимум 2 секунды для преодоления расстояния до следующего авто.

При движении по городу

В населенном пункте условия движения тоже могут быть разными. Иногда это заторы, в которых нельзя соблюдать слишком большое расстояние, но и опасно сближаться с соседними ТС. В других случаях удается ехать с хорошей скоростью, не меняя режим резко.

При плохой погоде или в гололед, сильный дождь промежуток между машинами следует растянуть так, чтобы тормозной путь оказался короче, чем поле видимости. Это правило должно без оговорок выполняться на узких улицах, крутых поворотах и перекрестках со сниженным обзором.

При выезде на трассу

За пределами населенного пункта допустимая скорость автомобилей выше, чем в его черте. Только это – достаточная причина для увеличения расстояния от одного ТС до другого. В большей степени дистанция на трассе между машинами определяется особенностями дорожного покрытия. Она должна быть такой, чтобы:

То есть чем сложнее условия, тем больше должна быть дистанция между машинами при движении. Не стоит забывать и об обязательном соблюдении подраздела 9.11 ПДД:

Вне населенных пунктов на дорогах с двусторонним движением, имеющих две полосы, водитель транспортного средства, для которого установлено ограничение скорости, а также водитель транспортного средства (состава транспортных средств) длиной более 7 м должен поддерживать между своим и движущимся впереди транспортным средством такую дистанцию, чтобы обгоняющие его транспортные средства могли без помех перестроиться на ранее занимаемую ими полосу.

Это требование не действует при движении по участкам дорог, на которых запрещается обгон, а также при интенсивном движении и движении в организованной транспортной колонне.

На светофоре

В ожидании разрешающего продолжать движение сигнала светофора автомобили обычно становятся достаточно плотно друг к другу. И это может спровоцировать столкновение, ведь здесь кто-то меняет траекторию езды. А слишком большое расстояние может привести к тому, что в образовавшееся пространство попытается проскочить еще одно авто.

Дистанция между машинами на светофоре должна выбираться так, чтобы избежать этих сложностей, оставить возможность объехать заглохшее ТС без использования заднего хода. То есть достаточно будет 2-3 метров. В случае опасности такой промежуток оставит также шанс быстро перестроиться в другой ряд.

Дистанция между машинами

В составе колонны

Организованная цепочка автомобилей формируется в соответствии с особыми правилами. Во время движения все маневры идущие в колонне машины выполняют согласованно. Скорость каждой из них должна быть как у ведущей. И, в соответствии с пунктом 9.11 ПДД, автомобили в колонне не обязаны оставлять промежутки, позволяющие другим ТС обгонять их.

Тем не менее дистанция между машинами в составе колонны должна обеспечивать безопасность в случае внезапного торможения. Теоретически она выбирается из расчета 1 метр на 1 км/ч скорости. На практике такие промежутки приведут к растяжению цепочки автомобилей на огромное расстояние, созданию неудобств для других участников движения.

Читайте также: