Речь адвоката при продлении срока содержания под стражей

Обновлено: 02.12.2022

Подборка наиболее важных документов по запросу Продление срока содержания под стражей по видеоконференцсвязи (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Продление срока содержания под стражей по видеоконференцсвязи

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 255 "Решение вопроса о мере пресечения" УПК РФ "Следует отметить, что, несмотря на рекомендации Верховного суда, содержащиеся в различных документах, включая постановление президиума от 8 апреля 2020 года, судом не предпринято никаких мер для обеспечения участия подсудимой в судебном заседании посредством использования системы видеоконференц-связи. Сведений о невозможности такой формы участия представленные материалы не содержат; наличие технической возможности для использования системы видеоконференц-связи судом первой инстанции даже не выяснялось, тогда как положения ст. 255 УПК РФ не предусматривают возможности продления срока содержания под стражей в отсутствие подсудимой."

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 247 "Участие подсудимого" УПК РФ "Вместе с тем, суд в нарушение требований ч. ч. 1 и 2 ст. 247 УПК РФ, вопрос о проведении судебного заседания, в том числе и рассмотрении ходатайства государственного обвинителя о продлении срока содержания подсудимого под стражей в отсутствие подсудимого А.В.Л., с указанием причин, по которым его присутствие не возможно, суд в судебном заседании не разрешил, не выяснил возможность участия подсудимого в режиме видеоконференцсвязи, а выслушав мнение защитников, возражавших против рассмотрения вопроса о продлении меры пресечения без участия подсудимого А.В.Л., удалился и вынес решение по ходатайству государственного обвинителя."

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Продление срока содержания под стражей по видеоконференцсвязи

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Судебный контроль за применением мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу
(Головинская И.В., Гущин С.В.)
("Современное право", 2018, N 11) Так, Постановлением Гороховецкого районного суда Владимирской области был продлен срок содержания под стражей в отношении обвиняемого, при этом судебное заседание в отношении обвиняемого проведено судом первой инстанции посредством видео-конференц-связи. Между тем согласно уголовно-процессуальному законодательству в рамках данной судебной процедуры не предусматривается обеспечение права обвиняемого на участие в судебном разбирательстве путем использования системы видео-конференц-связи. При этом обвиняемый ходатайствовал о личном участии в рассмотрении ходатайства [11]. Таким образом, было допущено грубое нарушение закона.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Толкование принципа непосредственности судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве
(Курченко В.Н.)
("Уголовное право", 2019, N 6) Непосредственное участие подсудимого в судебном заседании предусмотрено ч. 6.1 ст. 241 УПК РФ. Данная норма содержится в главе, регулирующей общие условия судебного разбирательства уголовного дела по существу, и, как правило, в суде первой инстанции закон не допускает возможность допроса подсудимого путем использования систем видео-конференц-связи. Вместе с тем в исключительных случаях в целях обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства суд вправе при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 205 - 206, 208, ч. 4 ст. 211, ч. 1 ст. 212, ст. ст. 275, 276, 279 и 281 УК РФ, по ходатайству любой из сторон принять решение об участии в судебном заседании подсудимого, содержащегося под стражей, путем использования систем видео-конференц-связи.

Нормативные акты: Продление срока содержания под стражей по видеоконференцсвязи

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 N 26
(ред. от 01.12.2015)
"О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции" По смыслу части 4 статьи 389.11 УПК РФ, при наличии оснований для избрания подсудимому или осужденному меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу, равно как и для отмены или изменения избранной в отношении его меры пресечения, либо оснований для продления срока домашнего ареста или срока содержания под стражей в случаях истечения установленного ранее судом срока судья апелляционной инстанции рассматривает данный вопрос в судебном заседании с участием подсудимого или осужденного, его защитника, если он участвует в уголовном деле, законного представителя несовершеннолетнего подсудимого или осужденного, государственного обвинителя или прокурора в порядке, установленном статьей 108 УПК РФ.

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 25.06.2021 N 124
"Об утверждении Инструкции по ведению судебной статистики" 1.14.2. Показатели по строкам отражают использование ВКС, аудио- или видеопротоколирования в различных видах уголовного судопроизводства: при рассмотрении уголовных дел, при рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей, иных материалов судебного контроля, материалов в порядке исполнения приговора, а также материалов об исполнении судебных поручений об организации ВКС с Верховным Судом Российской Федерации и иными судами общей юрисдикции, с учреждениями Федеральной службы исполнения наказаний.

За свою непродолжительную адвокатскую практику столкнулся со следующей проблемой.

Городские / районные суды, рассматривая ходатайства следователей о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых, зачастую игнорируют УПК РФ. Причём это настолько очевидно и, мягко говоря, несправедливо, что понимаешь одно - нужно что-то предпринимать.

В соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ, регламентирующей порядок и основания продления срока содержания обвиняемых под стражей, этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев:

Таким образом, основным условием продления срока содержания под стражей обвиняемого свыше определённого срока является невозможность завершения предварительного следствия. Причём, даже в случае обоснованной невозможности завершения предварительного расследования в установленный срок, продление срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6-ти месяцев допускается лишь в случаях особой сложности уголовного дела.

Каких-либо иных оснований для продления срока содержания под стражей обвиняемого, кроме вышеуказанных, законом не предусмотрено.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" (далее – Постановление Пленума, ППВС РФ № 41) судам даны разъяснения, подтверждающие положения Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, в соответствии с которыми право на свободу, являющимся основополагающим правом человека, может быть ограничено лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Таким образом, Конституция Российской Федерации, а также упомянутое Постановление Пленума однозначно ориентируют органы государственной власти на приоритет прав и свобод человека и гражданина над иными государственными и общественными интересами, и на необходимость неукоснительного соблюдения законов, в случаях их ограничения.

В качестве примера приведу следующий случай.

Стороной защиты было заявлено суду, что ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого К. под стражей не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем не может быть в принципе удовлетворено на законных основаниях.

Суду было указано на то, что ни в постановлении следователя, ни в приложенных к нему материалах не указаны обстоятельства, в силу которых завершить расследование в установленный срок не представилось возможным; не приведены какие-либо аргументы, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

Игнорируя упомянутые положения ст. 109 УПК РФ, обосновывая обжалуемое решение, суд сослался на следующие обстоятельства:

а) К. задержан и содержится под стражей на законных основаниях,

б) органами предварительного следствия соблюдён порядок предъявления ему обвинения,

в) представленные материалы указывают на наличие оснований у органов предварительного следствия для его уголовного преследования в объёме предъявленного ему обвинения,

г) основания, в связи с которыми К. была избрана исключительная мера процессуального принуждения не изменились,

д) органам предварительного следствия необходимо дополнительное время для устранения отмеченных прокурором нарушений, выполнения дополнительных следственных действий, что объективно усматривается из обстоятельств дела.

Прошу заметить - ни слова о том, что следствие не удалось завершить к установленному сроку по уважительным причинам, ни слова об особой сложности дела.

Судом не была дана оценка тому обстоятельству (на это было обращено внимание суда защитником), что постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования вынесено прокурором 08.06.2015г. (!), и только спустя один месяц и один день – 09.07.2015г., следователь принял дело к своему производству и возобновил предварительное следствие по нему. Таким образом, на протяжении указанного времени по делу никакая работа вообще не проводилась, что однозначно свидетельствует о халатности соответствующих должностных лиц, допустивших волокиту.

К. обвиняется в совершении одного эпизода преступной деятельности, был задержан на месте совершения преступления 07.10.2014г., и с указанного времени никакого противодействия в установлении фактических обстоятельств дела не предпринимал.

Пунктом 22 ППВС РФ от 19.12.2013 N 41 установлено, что при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения.

Возникает закономерный вопрос – что же делать в подобной ситуации. Обжалование подобных незаконных решений в суд апелляционной инстанции положительных результатов не даёт. Судами производится банальная подмена понятий: вместо приведения объективных доказательств невозможности завершения следствия в установленный срок – ссылаются на то, что закончить следствие без проведения ряда процессуальных действий – невозможно.

Поскольку принятие судами подобных заведомо незаконных решений о продлении срока содержания под стражей обвиняемого нарушает их права, гарантированные ст. 22 Конституции РФ, полагаю возможным и целесообразным обращение с соответствующими заявлениями в Следственный комитет РФ для проведении проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, поскольку в действиях судьи содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ. В вышеописанной ситуации, приведённой в качестве примера, мы так и поступили, ожидаем результата.




В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Адвокатской палаты Санкт-Петербурга с просьбой дать разъяснения, входит ли в полномочия (обязанности) адвоката защита обвиняемого при рассмотрении судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы того же защитника на постановление районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и требуется ли представление нового ордера в суд апелляционной инстанции, принимая во внимание, что заключение под стражу и его обжалование проходят в рамках стадии предварительного расследования.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о некоторых вопросах полномочий адвоката на стадии предварительного расследования.

1. Защитник обязан принять участие в заседании суда апелляционной инстанции при обжаловании постановления об избрании меры пресечения.

Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции (п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания (п. 10 Стандарта).

В силу п. 17 Стандарта адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов.

Из вышеизложенного следует, что адвокат обязан обжаловать постановление суда первой инстанции об избрании его подзащитному меры пресечения при наличии его просьбы независимо от того, участвует он в деле по назначению либо по соглашению, а также обязан принять участие в судебном заседании апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения при наличии просьбы об этом подзащитного либо в случае, если участие защитника в судебном заседании апелляционной инстанции в соответствии со статьями 51 и 380.11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является обязательным.

Исключением может являться случай, когда предмет соглашения включает лишь участие адвоката в заседании суда первой инстанции при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения и не включает защиту доверителя на стадии предварительного расследования в целом.

Неявка адвоката, участвующего в деле на основании соглашения, в судебное заседание по избранию меры пресечения не освобождает его от необходимости обжалования постановления суда об избрании меры пресечения.

При невозможности по уважительным причинам участвовать в судебном заседании суда апелляционной инстанции по рассмотрению жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения адвокат обязан заблаговременно известить об этом суд апелляционной инстанции.

Уважительными причинами неявки адвоката в судебное заседание суда апелляционной инстанции могут являться, в том числе следующие обстоятельства: занятость адвоката в другом судебном заседании, болезнь адвоката, нахождение его в отпуске, значительная территориальная удаленность места производства дознания, предварительного следствия или постоянного проживания адвоката, участвующего в деле в качестве защитника, от места нахождения суда апелляционной инстанции при отсутствии в суде технической возможности участия адвоката в заседании с использованием систем видеоконференц-связи.

2. Вопросы, связанные с порядком выдачи и представления ордера в суд, в том числе в суд апелляционной инстанции, не относятся к вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката.

Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит правил выдачи и представления адвокатом ордера.

Порядок изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам утвержден Советом Федеральной палаты адвокатов РФ 04 декабря 2017 года (протокол № 8).

Порядок выдачи ордеров адвокатам и отчетности по ним устанавливают совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации или руководитель адвокатского образования (п. 2.6 Порядка изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам, утвержденного Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 04 декабря 2017 года (протокол № 8).

Таким образом, связанные с выдачей и представлением ордера вопросы не требуют разъяснений Комиссии Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети Интернет.

Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО


Сколько можно держать под стражей

Действующим законодательством предусмотрено, что держать обвиняемого под стражей при расследовании преступления можно не дольше двух месяцев по общему правилу. Но этот срок УПК позволяет продлевать.

2 месяца под стражей. Чтобы продлить этот срок, следователь сообщает суду, что не успел завершить предварительное расследование.

6 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, необходимо наличие сразу двух условий. Во-первых, обвиняемому инкриминируют совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Во-вторых, следователь должен указать конкретные обстоятельства, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

12 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, обвиняемый должен проходить по категории особо тяжких преступлений (убийство, получение взятки в крупном и особо крупном размере, вымогательство, совершённое в особо крупном размере или совершённое организованной группой).

18 месяцев под стражей – максимальный срок под стражей на стадии предварительного расследования.

Не позже чем за месяц до того, как истекают предельные полтора года в изоляторе, следователь обязан предоставить обвиняемому и его защите материалы дела для ознакомления. Если сотрудники правоохранительных органов не успеют это сделать, то арестанта должны немедленно освободить. Но на этом этапе начинаются новые хитрости силовиков. Во-первых, следствие может возобновить предварительное расследование по надуманным или заранее подготовленным основаниям, говорит бывший следователь СКР по особо важным делам, а теперь партнёр Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × Алексей Новиков. Таким образом, как минимум ещё три месяца пребывания обвиняемого в СИЗО фактически гарантировано.


Обсуждаемые сроки относятся только к стадии предварительного расследования. Когда дело передали в суд или вернули прокурору для допследствия, срок содержания под стражей начинает исчисляться заново. Таким образом, суд может продлить арест обвиняемому при возвращении дела в надзорный орган, даже если тот просидел в изоляторе уже гораздо дольше 18 месяцев. Из-за подобного регулирования житель Московской области Сергей Махин провёл под арестом более пяти лет: его дело суд дважды возвращал в прокуратуру. Обвиняемый обжаловал в Конституционном суде нормы УПК, которые позволяют держать арестанта в СИЗО неограниченное количество времени. Но КС признал подобное регулирование правомерным, указав лишь на необходимость исправлять все ошибки следствия в разумные сроки.


Я не знаю ни одного случая, когда помещённый под домашний арест человек скрылся. Бывают редкие случаи, когда опоздал с прогулки на несколько минут, нарушил периметр прогулки (ушёл дальше установленных 2 км) или домой приехал кто-то из лиц, проходящих по делу. Но чтобы кто-то сбежал или угрожал свидетелям, находясь под домашним арестом, я таких случаев не знаю.

Состояние изоляторов

По словам Яшина, доводы жалоб в ЕСПЧ на условия содержания в изоляторах обычны сводятся к нескольким моментам:

  • перенаселённость камер, из-за чего приходится спать по очереди;
  • наличие паразитов (клопов, вшей, тараканов);
  • необходимость справлять нужду в камере на виду у всех сокамерников;
  • нахождение курящих и некурящих в одной камере при отсутствии вентиляции;
  • металлические жалюзи на окнах, которые мешают пропускать солнечный свет в камеру.

Все зависит от региона, руководства учреждения, наполненности изоляторов и многих других факторов. Где-то введена и успешно функционирует электронная очередь, где-то сделан ремонт или вовсе открыто новое СИЗО, а есть и такие, где не требуют разрешения должностного лица на посещения подзащитного. Но переполненность СИЗО, отсутствие полного штата сотрудников, недостаточное количество следственных кабинетов сводят на нет все улучшения. При переполненном СИЗО возможность записаться в электронную очередь возникает порой раз в неделю. Отсутствие полного штата сотрудников и нежелание таковых работать приводят к тому, что вывод подзащитного в следственный кабинет приходится ждать часами. Только комплексный подход в каждом таком учреждении может изменить сложившуюся плачевную ситуацию.


Изменение меры, новая норма

Чтобы запретить какие-то действия, судье необходимо как можно детальнее погрузиться в обстоятельства конкретного дела. И в этом случае не получится ограничиться общими фразами и ссылками на то, что обвиняемый может угрожать неопределённым абстрактным лицам, отмечает Чекотков. Зато такая мера будет способствовать эффективному расследованию, уверен эксперт. По данным Caselook, её применяют в основном к фигурантам дел о краже или мошенничестве.


Вместе с тем введение новой меры пресечения ухудшило положение тех, кому выбирают домашний арест. По старым правилам таким арестантам в определённых случаях разрешались прогулки, но сейчас суды исходят из того, что запрет покидать жилое помещение является абсолютным, замечает Солдаткин. Так как домашний арест применяется чаще, чем запрет определённых действий, то введение ст. 105.1 УПК ухудшило положение арестантов, констатирует юрист. Недоработкой законодателя является и тот факт, что пока время, на которое запретили те или иные действия, никак не засчитывается в окончательный срок наказания, подчёркивает эксперт.

Роль суда и законодателя

Опрошенные эксперты сходятся в том, что нужно сделать более активной роль суда, когда речь идёт об определении меры пресечения и её продлении. Именно суд должен пресекать ситуации, когда следователь обосновывает невозможность завершить расследование исключительно голословными, а иногда и ложными фактами, обращает внимание Щедрова. По её словам, в ходатайстве следователя о продлении срока содержания под стражей порой можно встретить заверения в том, что продление срока требуется для осмотра фонограмм или видеозаписей, а это требует большого количества времени. Но затем, уже в стадии ознакомления с материалами дела, выясняется, что эти действия либо вообще никогда следователем не проводились, либо проводились в другой период времени, рассказывает юрист.


Для начала необходимо добиться соблюдения уже действующего закона. Что-то изменять и вводить всё новые и новые нормы нет никакого смысла, если они всё равно не будут исполняться. Нужно приложить максимум усилий, чтобы исключить формальный подход к исполнению своих обязанностей должностными лицами.


Законы у нас великолепные, а при их соблюдении СИЗО можно разгрузить, но вот правоприменение хромает. Все кивают друг на друга.

Ещё одной концептуальной новеллой может стать введение системы обязательных критериев, по которым будут оценивать общественную опасность лица и вменяемого ему преступления. Такой вариант предлагает адвокат, партнёр Romanov & Partners Law Firm Romanov & Partners Law Firm Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Матвей Протасов, который считает подобные критерии более объективными, чем просто тяжесть преступления.

1) По объективной стороне деяния: обвиняемый совершил насильственное или ненасильственное преступление.

2) По мотиву и цели: корыстный, хулиганский или с целью обороны.

3) По свойствам самого субъекта: впервые совершил или нет, имеет ли склонность к насилию, какие у него характеристики.

Другая проблема, что действующий закон не предусматривает возможности комбинировать ограничения для обвиняемого. Это приводит к тому, что следователь избирает самый благоприятный для себя вариант – заключение под стражу, констатирует Чекотков. А в идеале, по его словам, нужно из массы разных запретов конструировать оптимальный вариант обеспечительного механизма, который подойдёт к конкретной ситуации. Он приводит в пример Францию, где альтернативой заключению под стражу является так называемый институт судебного контроля, который включает в себя 16 вариантов ограничений. И следственный судья может их комбинировать, изменять или отменять по собственному усмотрению.

Читайте также: