Неустойка по туристическому договору какой процент

Обновлено: 26.11.2022

14 мая 2020 года Верховный Суд РФ поставил точку в многолетней дискуссии о допустимости защиты гражданских прав путем предъявления самостоятельных исков о снижении неустойки должниками.

В последние годы недобросовестные кредиторы, зная практику применения судами положений ГК РФ о снижении несоразмерных последствиям нарушения обязательств штрафных санкций по заявлению ответчика в споре, создали новый способ злоупотребления правом в виде начисления завышенных неустоек, без обращения с соответствующими исками в суды.

Анализ многочисленной судебной практики по данной категории споров показал полярные выводы судов по спорам с идентичными обстоятельствами.

Во всех разобранных случаях, перед тем как заявить самостоятельные требования, должники денежные средства на счета кредиторов в счет уплаты штрафных санкций
не вносили.

При этом с одной стороны, суды считали, что обращение с самостоятельным иском о снижении неустойки по заявлению должника является надлежащим способом защиты права, поскольку правила статьи 333 ГК РФ прямо предусматривают право суда уменьшить подлежащую уплате неустойку в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства.

В противоположных примерах суды указывали на необходимость доказывания принудительного списания неустойки или ее недобровольной уплаты, а часть судов полагала, что обращение в суд с самостоятельным иском о снижении неустойки в принципе не является надлежащим способом защиты права, поскольку применение
ст. 333 ГК РФ возможно только по заявлению должника в статусе ответчика.

Суд первой инстанции сумму штрафа снизил в 10 раз до 125 863 руб. Суд апелляционной инстанции со ссылкой на избрание ненадлежащего способа защиты права решение отменил, в иске отказал. Кассационный суд постановление апелляции поддержал.

В судебном заседании представители истца – Лящевский Б.И. и Медушевская Т.В.,
в обоснование доводов кассационной жалобы, обратили внимание Судебной коллегии на то, что из буквального толкования ст. 333 ГК РФ следует, что речь идет о праве суда снизить явно несоразмерную неустойку.

Положения ст. 333 ГК РФ не ставят реализацию права должника на заявление об уменьшении неустойки в зависимость от ее списания, зачета или оплаты в недобровольном порядке по причине доминирующего положения кредитора.

Названная норма не устанавливает требования к процессуальному статусу должника для заявления об уменьшении неустойки. т.е. должник не обязательно должен быть в статусе ответчика.

Системный анализ судебной практики показывает, что разъяснения в п. 79
не препятствуют реализации судом права на уменьшение неустойки.

Реализация должником права на снижение штрафных санкций по договору, стороной в котором является доминирующий субъект, до фактической уплаты:

- говорит о намерении должника исполнить принятые обязательства с учетом баланса интересов сторон;

- отвечает интересам слабой стороны по договору;

- способствует достижению целей программы Президента по поддержке малого и среднего бизнеса.

Кроме того, исключает необходимость:

- проведения финансовых операций по оплате должником сумм неустойки (до определения ее размера судом),

- перерасчет кредитором уже зачисленных сумм неустойки после уменьшения ее размера в судебном порядке, сверок взаиморасчетов,

- операции по возврату излишне уплаченных денежных средств.

Суть возражений представителей Департамента городского имущества сводилась к позиции о неправомерности снижения неустойки при установлении сторонами условия о конкретной величине штрафной санкции в договоре и к тому, что юридические лица свободны в заключении договора.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы истца Верховный Суд РФ постановления судов апелляционной и кассационной жалобы отменил, решение Арбитражного суда города Москвы оставил в силе.

В обоснование своих выводов Верховный Суд РФ в постановлении от 20 мая 2020 года по делу № А40-293311/2018 указал на то, что защита гражданских прав осуществляется различными способами, перечень которых не является исчерпывающим (ст. 12 ГК РФ).

Согласно разъяснениям Пленума № 7 допускается возможность самостоятельного обращения должника в суд с требованием о снижении размера неустойки в отдельных случаях, перечень которых в названном постановлении (как правильно указал суд первой инстанции) не является исчерпывающим, так как закон не содержит прямого запрета на предъявление должником кредитору такого требования.

Аналогичная правовая позиция приведена в пункте 17 Обзора судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27.09.2017.

Данный способ защиты направлен на установление правовой определенности в отношениях между сторонами обязательства в части суммы подлежащей уплате неустойки (штрафа), изначальный размер которой должник считает чрезмерным.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 21.12.2000
№ 263-О указал, что предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части 1 статьи 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Определение судом первой инстанции конкретного размера неустойки в соответствии с положениями статьи 333 ГК РФ само по себе не является нарушением норм материального права.

Следует отметить, что споры по неустойке составляют значительный процент в структуре судебных дел и единообразие в правоприменительной практике является важным условием поддержания стабильности гражданского оборота.

Согласно статистическим данным Верховного Суда РФ по категориям дел за 2018 год рассмотрено 188 787 споров о неустойке на сумму 143 743 816 000 руб. Из них 164 165 удовлетворены.

В этой связи ограничительное толкование свободы судейского усмотрения в части применения ст. 333 ГК РФ создает крайне негативные предпосылки для стабильности гражданского оборота в целом.

По этой причине важность рассматриваемого спора состоит в том, что именно по его итогам Верховный суд РФ впервые ясно и недвусмысленно указал на наличие материального права должника на иск.

Таким образом, правовая позиция Верховного Суда РФ по делу № А40-293311/2018, закрепившая инструмент защиты от недобросовестных кредиторов, приобретает особую значимость и свидетельствует о позитивном сдвиге в судебной практике.

ВС указал, что зачет неустойки не препятствует стороне ставить вопрос о применении правил ст. 333 ГК к зачтенной сумме, в связи с чем судом может быть установлено наличие оснований для изменения ее размера


По мнению одного адвоката, выводы Верховного Суда законны и обоснованны, так как расчет неустойки должен соответствовать условиям договора, какими бы странными последние ни казались судам. Другая отметила, что, исправляя очевидные ошибки нижестоящих судов, ВС высказывает однозначную позицию о допустимости зачета начисленной неустойки против основного долга.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 309-ЭС20-24330 по делу № А07-22417/2019 о взыскании с заказчика задолженности по подрядному договору, а также неустойки за нарушение договорных обязательств по требованию обеих сторон.

Поскольку институт выполнил все договорные работы, проектная и рабочая документация по объекту поступила заказчику, который далее получил положительное заключение государственной и независимой экспертиз и разрешения на строительство, по завершении которого были введены в эксплуатацию многоквартирные жилые дома. При этом фонд оплатил работы лишь по первым 11 этапам на общую сумму в 11,1 млн руб. Далее между сторонами возник спор относительно оплаты последнего этапа по разработке сметной документации, стоимость которого составила 765 тыс. руб. Несмотря на то что подрядчик выполнил эти работы, заказчик не оплатил их.

В связи с этим институт обратился в суд иском к фонду о взыскании с него суммы задолженности, пени свыше 6,8 млн руб. и 118 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами. Ответчик заявил встречный иск о взыскании пени за несвоевременную сдачу спорных работ на сумму свыше 9 млн руб.

Первая инстанция установила факт нарушения как со стороны подрядчика, так и со стороны заказчика. В связи с этим суд произвел зачет встречных требований и пришел к выводу о наличии оснований для взыскания основного долга в размере 59,6 тыс. руб. и неустойки в размере 223 тыс. руб. по первоначальному иску, отказав в удовлетворении встречного иска. В свою очередь, апелляция и кассация поддержали такое решение.

При этом суды признали наличие оснований для взыскания неустойки по искам сторон, рассчитанной не из цены договора, как согласовали стороны при его заключении, а из цены последнего неоплаченного этапа работ. Таким образом, по первоначальному иску взыскано 765 тыс. руб. задолженности и 223 тыс. руб. неустойки за нарушение сроков оплаты работ; по встречному иску признано обоснованным взыскание 705 тыс. руб. неустойки за нарушение сроков выполнения работ за период с 31 августа 2017 г. по 4 декабря 2018 г.

Кроме того, суды учли заявление фонда о зачете встречных однородных требований, а именно начисленной неустойки за нарушение сроков выполнения институтом работ, рассчитанной заказчиком от цены договора. В то же время суды посчитали, что при состоявшемся зачете, но с применением своего порядка расчета неустойки (от цены 12-го этапа работ, а не от цены договора, как согласовали стороны), напротив, были полностью погашены обязательства подрядчика перед заказчиком по оплате неустойки за нарушение сроков выполнения работ в размере 705 тыс. руб., и, соответственно, на эту сумму частично непогашенными остались основной долг заказчика в размере 59,6 тыс. руб. и неустойка в размере 223 тыс. руб., которые и были взысканы с фонда.

Далее обе стороны обратились с кассационными жалобами в Верховный Суд, Судебная коллегия по экономическим спорам которого напомнила, что толкование договора не должно приводить к такому пониманию условия договора, которое стороны с очевидностью не могли иметь в виду. В спорном договоре, подчеркнул Суд, величина ответственности за нарушение обязательств согласована сторонами спора в размере 0,2% от цены договора за каждый день просрочки, а не от цены отдельного этапа.

Таким образом, подчеркнул он, у нижестоящих судов не имелось оснований для применения иных, не согласованных сторонами, условий договора о порядке определения неустойки. При наличии же ходатайства о снижении размера неустойки по правилам ст. 333 ГК РФ суды должны, в частности, проверять равнозначность условий договора в части ответственности сторон в случае нарушения ими обязательств, выяснять, является ли сумма неустойки, заявленной ко взысканию, несоразмерной последствиям нарушения обязательства, а также наличие факта ненадлежащего исполнения обязательства по вине обеих сторон.

Внесены изменения в два постановления Пленума ВС РФ, посвященные применению норм исковой давности и ответственности за нарушение обязательств

Читайте также: