Отказ адвоката от защиты по уголовному делу

Обновлено: 01.02.2023

Действующее законодательство предусматривает ситуации, когда защита по уголовному делу может быть прекращена досрочно, а соглашение, соответственно, расторгнуто по инициативе адвоката. Это, прежде всего, выявившиеся в ходе осуществления защиты по уголовному делу обстоятельства, изложенные в ст. 72 УПК РФ, о которых при заключении соглашения не было известно адвокату. Например, после принятия поручения возникли противоречия между подзащитным и лицом, участвующим в деле (например, в качестве свидетеля), которому адвокат ранее оказывал юридическую помощь. Защита может быть досрочно прекращена и по мотиву самоотвода адвоката при наличии уважительных причин, удовлетворенного органом, в чьем производстве находится уголовное дело. Например, в связи с прекращением статуса адвоката, приостановлением статуса адвоката, по причине длительной болезни адвоката, переезда адвоката в иной регион на постоянное место жительства и по другим уважительным причинам.

При этом правовым основанием для досрочного прекращения соглашения является п. 1 ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Так, в соответствии с п. 1 ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Поэтому адвокат может предусмотреть в документе условие для досрочного расторжения соглашения по его инициативе при возникновении в ходе осуществления защиты вышеуказанных обстоятельств.

Однако если адвокат и не укажет в соглашении на его право на одностороннее расторжение соглашения при наступлении вышеуказанных обстоятельств, то в силу прямого указания в законе он обязан будет отказаться от исполнения соглашения, независимо от возражения доверителя.

Вопрос о том, может ли адвокат в соглашении с доверителем предусмотреть свое право на односторонний отказ от исполнения соглашения, а соответственно, и на досрочное прекращение защиты по основанию неуплаты доверителем обусловленного соглашением гонорара в полном объеме, до сих пор остается дискуссионным.

Давайте вместе, не спеша разберем на составные части аргументы той и другой сторон.

Позиция первая, которую разделяю и я: адвокат не вправе по причине неполной выплаты ему гонорара доверителем досрочно в одностороннем порядке отказаться от защиты и расторгнуть соглашение.

Таким образом, закон императивно гласит, что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, указывая лишь на исключения, которые перечислены в законе.

Закон не предусматривает иных оснований для отказа адвоката от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого, кроме тех, которые перечислены в законе, включая прекращения адвокатом защиты на основании самоотвода при наличии уважительных причин, удовлетворенного органом, в чьем производстве находится дело.

Соответственно, и факт расторжения соглашения между адвокатом и доверителем автоматически не может влечь прекращение защиты подозреваемого и обвиняемого по инициативе адвоката.

Заключая соглашение с доверителем на осуществление им защиты по уголовному делу, адвокат не вправе предусматривать в нем условие, предусматривающее право адвоката на односторонний отказ от исполнения соглашения по мотиву неполного внесения доверителем обусловленного сторонами размера гонорара, поскольку это влечет фактически отказ от защиты, что прямо запрещено законом.

Позиция вторая: адвокат вправе расторгнуть соглашение в одностороннем порядке по причине неполной выплаты доверителем гонорара в случае, если такое условие предусмотрено в соглашении.

При этом сторонники данной позиции ссылаются на то, что правовым основанием для участия адвоката в качестве защитника по уголовному делу является соглашение, либо участие его в качестве защитника по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в порядке ст. 51 УПК РФ. По их мнению, если соглашение расторгнуто, соответственно отпадают и правовые основания для продолжения осуществления защиты.

Однако следует иметь в виду, что законодатель определил правовое основание для вступления адвоката в дело в качестве защитника (соглашение либо назначение) и определил отдельно правовую составляющую досрочного прекращения адвокатом защиты. При этом законодатель, введя запрет на отказ от защиты, не сделал исключения для адвокатов, участвующих в деле по соглашению. Вывод: адвокату проще вступить в дело, сложнее выйти из него.

Сторонники второй позиции, подводя правовую базу под право адвоката на досрочное прекращение защиты по мотиву неплатежа гонорара доверителем, ссылаются на следующие нормы закона:

В соответствии со ст. 310, 782 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства по договору возмездного оказания услуг допускается. По договору поручения доверитель и поверенный также вправе в любое время отказаться от договора поручения (ст. 977 ГК РФ).

По мнению сторонников второй позиции, к соглашению на осуществление защиты по уголовному делу также применимы положения ч. 1 ст. 450.1 ГК РФ, предусматривающие право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) в том случае, если это предусмотрено его условиями (по правилам ст. 310 ГК РФ).

Но если обратиться к тексту данной нормы, то в ней прямо говорится о том, что право на односторонний отказ от договора должно быть предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Закона, который бы предоставлял право адвокату на односторонний отказ от соглашения, не имеется. Напротив, законодатель ввел запрет на односторонний отказ от защиты, что фактически является предметом соглашения по уголовным делам, соответственно, недопустим и отказ от исполнения соглашения по осуществлению адвокатом защиты.

Наверное, из всех видов договоров, предусмотренных ГК РФ, наиболее ближе по своему правовому содержанию стоит договор поручения, но и он не может быть досрочно расторгнут по инициативе адвоката в связи с невыплатой гонорара.

Соглашение адвоката с доверителем не может быть отнесено в чистом виде к договору оказания услуг либо к договору поручения, поскольку этот вид гражданско-правового обязательства регулируется и специальным Законом об адвокатуре. Так, в его ст. 25 перечислены все существенные условия соглашения. Ссылка в указанной статье на то, что соглашение является гражданско-правовым договором, означает, что к данному виду обязательств применимы положения Гражданского кодекса РФ с особенностями, предусмотренными Законом об адвокатуре и, безусловно, с учетом уголовно-процессуального закона.

Не надо забывать, что нормы закона, на которые ссылаются приверженцы второй позиции, не могут применяться в отрыве от законодательства об адвокатуре и уголовно-процессуального законодательства. Предметом соглашения является осуществление защиты доверителя (подзащитного) и, соответственно, обязательные требования, предъявляемые к защитнику, указанные в Законе об адвокатуре и в уголовно-процессуальном законе, должны им соблюдаться и с учетом этого формулироваться условия соглашения с доверителем.

Не убеждают и доводы коллег о том, что отказ от защиты не допускается лишь при наличии действующего соглашения между адвокатом и доверителем. По их мнению, если прекращено действие соглашения, соответственно, и отпадает обязанность продолжения защиты.

То есть, по мнению Генри Резника и Вадима Клювганта, адвокат вправе встать и выйти из процесса, пояснив предварительно суду, что им расторгнуто соглашение по причине прекращения оплаты его работы доверителем и правовые основания для продолжения им защиты в данном деле отпали. Либо адвокат использует более мягкий вариант – не является на очередное судебное заседание, письменно уведомив судью о вышеуказанных мотивах досрочного прекращения защиты.

Если обратиться к судебной практике, то мы видим, что многие уголовные дела расследуются годами и также длительно рассматриваются в судах. Представим себе ситуацию, что накануне прений сторон, после длительного судебного разбирательства адвокат расторг с доверителем соглашение по мотиву прекращения выплаты последним адвокату гонорара, заявил суду, что он прекращает защиту, так как отпали правовые основания для его участия в деле, и удаляется из зала судебного заседания.

Уверен, что за этим последует вынесение судом частного определения (постановления) в адрес адвокатской палаты со всеми вытекающими для адвоката негативными последствиями.

К сожалению, появление адвокатов-дублеров в нашей судебной практике есть ни что иное как ответная реакция судов на подобное поведение адвокатов, которые злоупотребляют своим правом. Суды вынуждены принимать меры к рассмотрению дел в разумные сроки и поэтому назначают дублеров-адвокатов, как правило, по объемным, групповым делам, находящимся длительное время в их производстве, в которых адвокаты, участвующие по соглашению, постоянно срывают процессы либо у суда имеются основания полагать, что адвокат, участвующий по соглашению, под надуманными предлогами может досрочно прекратить защиту и процесс суду надо будет начинать сначала, уже с другим адвокатом, включая изучение последним материалов уголовного дела.

Конечно, при возникновении подобной ситуации, когда доверитель отказывается выплачивать адвокату заранее согласованный гонорар, а суд обязывает адвоката продолжать защиту, адвокатской корпорации необходимо предусмотреть процедуру дальнейшего участия адвоката в деле уже по назначению за счет средств государства, например, как это предусмотрено в Германии.

Не могу обойти также вниманием и позицию Генри Марковича по вопросу о заключении соглашения адвокатом на участие в той или иной стадии уголовного судопроизводства, поскольку уголовный процесс у нас осуществляется стадийно. По мнению Генри Резника, если адвокат принял соглашение на стадию предварительного расследования, то на нем не лежит обязанность участвовать в судебном заседании. То есть речь идет о пределах принятой на себя адвокатом защиты, от которой он не может отказаться.

Действительно уголовное судопроизводство осуществляется стадийно (досудебное и судебное производство). Практика показала, в чем совершенно прав Генри Маркович, что адвокаты заключают соглашения с доверителями на осуществление защиты как по стадиям (предварительное следствие, судебное следствие), так и на защиту на всех стадиях уголовного судопроизводства.

Однако согласно п. 2 ст. 13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.

Редакция данной нормы КПЭА позволяет адвокату заключать соглашение отдельно на стадии – как предварительного следствия, так и судебного разбирательства. Но если адвокат заключил соглашение на осуществление защиты только на стадии предварительного следствия, то отказаться от участия в судебном заседании он может лишь при наличии уважительной причины.

Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве также ориентирует адвоката участвовать в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств.

И последнее, на что бы мне хотелось обратить внимание коллег в этой статье. Учитывая, что досрочное прекращение защиты адвокатом затрагивает не только его личные интересы, но и интересы всех участников судопроизводства и в первую очередь конституционное право на защиту обвиняемого, – адвокат не вправе прекратить защиту, ограничившись уведомлением об этом обстоятельстве органа, в чьем производстве находится дело. Вопрос о досрочном прекращении защиты должен разрешаться процессуально по аналогии с самоотводом адвоката дознавателем, следователем либо судом, поскольку законом на эти органы возложена обязанность обеспечения обвиняемому конституционного права на защиту.

Поэтому я считаю, что нам самим надо выработать достаточно конструктивную позицию по всем этим вопросам, которые достаточно актуальны для адвокатов. От этого авторитет адвокатуры только возрастет.

Сергей Иванов, президент АП Вологодской области,
Член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам.

1. Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде. Если отказ от защитника заявляется во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия.

2. Отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда.

3. Отказ от защитника не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу. Допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены.

Комментарии к ст. 52 УПК РФ

1. Не только подозреваемый (обвиняемый) может отказаться от помощи, исходящей со стороны какого-либо защитника. Это право имеется у любого потенциального подзащитного, то есть лица, которое обладает правом пользоваться помощью защитника и, как следствие того, отказаться от такой помощи.

2. Подозреваемый (обвиняемый и др.) вправе отказаться от помощи защитника в какой угодно момент уголовно-процессуального производства и на любой стадии уголовного процесса. Отказ от защитника может быть правомерен как после того, как он какое-то время попользовался помощью защитника, так и до того, как защитник подозреваемому (обвиняемому и др.) был предоставлен.

3. Рассматриваемое право подозреваемого (обвиняемого и др.) начинает действовать с того названного в ч. 3 ст. 49 УПК момента допуска к участию в уголовном процессе защитника, который наступил первым. Завершается же действие права отказа от помощи защитника вместе с прекращением уголовного преследования (уголовного дела), осуществляемого в отношении лица, ранее наделенного статусом подозреваемого (обвиняемого и др.).

4. Своеобразной формой отказа от помощи защитника суды, к примеру, признают письменное заявление осужденного об отзыве кассационной жалобы, поданной его защитником .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 1997 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 8.

5. Комментируемая статья посвящена отказу от любой помощи и от любого и каждого защитника. Но не являются отказом от помощи защитника в том смысле этого словосочетания, который заложен в него коммент. ст., заявления подозреваемого (обвиняемого и др.) об отказе от участия в уголовном процессе конкретного лица, выступающего в качестве защитника, а не вообще от помощи любого защитника.

6. Под отказом от защитника в ч. ч. 2 и 3 коммент. ст. понимается заявление подозреваемого (обвиняемого и др.) о нежелании пользоваться юридической помощью названного субъекта уголовного процесса. Причем здесь речь идет не просто о высказанном нежелании, а о юридическом факте, который будет иметь место лишь в том случае, когда:

1) отказ от помощи защитника исходил от подозреваемого (обвиняемого и др.);

2) отказ от защитника имеет место после разъяснения подозреваемому (обвиняемому и др.) права пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК;

3) инициатива отказа принадлежала подозреваемому (обвиняемому и др.), вопрос об отказе от защитника не может быть инициирован даже судом ;

См.: Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2005 год.

4) имелся защитник, который реально мог принять участие в уголовном процессе на стороне подозреваемого (обвиняемого и др.) или же принимал такое участие;

5) отказ от защитника, бесспорно, был добровольным (не вынужденным, не следствием применения к нему принуждения);

6) подозреваемый (обвиняемый и др.) отказывается не от участия в уголовном процессе конкретного адвоката в качестве защитника, а вообще от помощи любого защитника;

7) подозреваемому (обвиняемому и др.) разъяснены последствия отказа от помощи защитника;

8) отказ от защитника зафиксирован письменно (в расписке, заявлении или протоколе следственного действия).

7. О праве, а не об обязанности следователя (дознавателя и др.) обеспечить участие в уголовном процессе защитника, несмотря на отказ от него со стороны подозреваемого (обвиняемого и др.), можно говорить лишь применительно ко всем остальным, помимо указанных в п. п. 2 - 7 ч. 1 ст. 51 УПК, в том числе и предусмотренном ч. 4 ст. 247 УПК, случаям. В тех ситуациях, когда участие в уголовном процессе защитника не обязательно, следователь (дознаватель и др.) по собственной инициативе вправе назначить подозреваемому (обвиняемому и др.) защитника именно исходя из того, что отказ от такового не является для него обязательным.

8. Положения ч. 2 коммент. ст. предоставляют следователю (дознавателю и др.) право обеспечить участие защитника в уголовном процессе и в случае отказа от помощи такового. Но вне зависимости от того, останется ли в уголовном процессе защитник или же нет, следователь (дознаватель и др.) обязан рассмотреть и разрешить каждое заявление подозреваемого (обвиняемого и др.) об отказе от защитника.

9. Согласно ч. 3 коммент. ст. подозреваемый (обвиняемый и др.) может заявить ходатайство о допуске лица в качестве его защитника после того, как было реализовано предоставленное ему право отказа от помощи защитника. Причем такое заявление он вправе делать многократно, так же как и неоднократно отказываться от помощи защитника. Однако ходатайствовать о допуске адвоката (иного лица) в качестве защитника можно лишь в рамках уголовного судопроизводства.

10. Возникает вопрос: распространяются ли правила второго предложения ч. 3 коммент. ст. на те процессуальные действия, во время производства которых подозреваемый (обвиняемый и др.) заявил ходатайство о предоставлении ему помощи защитника? Должен или нет следователь (дознаватель и др.) в этом случае прекратить производство, к примеру, следственного действия, обеспечить прибытие защитника и после этого производство следственного действия начать сначала? Думается, что закон от следователя (дознавателя и т.п.) этого не требует. Однако, если такая возможность имеется и ее реализация может быть осуществлена в рамках назначения уголовного судопроизводства, нами рекомендуется все же дождаться прибытия защитника и произвести процессуальное действие с его участием от начала и до конца.

12. См. также комментарий к ст. ст. 51, 247, 364, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Заявление об отказе от помощи защитника. Комментарий к статье 52 УПК; Рыжаков А.П. Защитник в уголовном процессе: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.




В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Адвокатской палаты Санкт-Петербурга с просьбой дать разъяснения, входит ли в полномочия (обязанности) адвоката защита обвиняемого при рассмотрении судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы того же защитника на постановление районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и требуется ли представление нового ордера в суд апелляционной инстанции, принимая во внимание, что заключение под стражу и его обжалование проходят в рамках стадии предварительного расследования.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о некоторых вопросах полномочий адвоката на стадии предварительного расследования.

1. Защитник обязан принять участие в заседании суда апелляционной инстанции при обжаловании постановления об избрании меры пресечения.

Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции (п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания (п. 10 Стандарта).

В силу п. 17 Стандарта адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов.

Из вышеизложенного следует, что адвокат обязан обжаловать постановление суда первой инстанции об избрании его подзащитному меры пресечения при наличии его просьбы независимо от того, участвует он в деле по назначению либо по соглашению, а также обязан принять участие в судебном заседании апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения при наличии просьбы об этом подзащитного либо в случае, если участие защитника в судебном заседании апелляционной инстанции в соответствии со статьями 51 и 380.11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является обязательным.

Исключением может являться случай, когда предмет соглашения включает лишь участие адвоката в заседании суда первой инстанции при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения и не включает защиту доверителя на стадии предварительного расследования в целом.

Неявка адвоката, участвующего в деле на основании соглашения, в судебное заседание по избранию меры пресечения не освобождает его от необходимости обжалования постановления суда об избрании меры пресечения.

При невозможности по уважительным причинам участвовать в судебном заседании суда апелляционной инстанции по рассмотрению жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения адвокат обязан заблаговременно известить об этом суд апелляционной инстанции.

Уважительными причинами неявки адвоката в судебное заседание суда апелляционной инстанции могут являться, в том числе следующие обстоятельства: занятость адвоката в другом судебном заседании, болезнь адвоката, нахождение его в отпуске, значительная территориальная удаленность места производства дознания, предварительного следствия или постоянного проживания адвоката, участвующего в деле в качестве защитника, от места нахождения суда апелляционной инстанции при отсутствии в суде технической возможности участия адвоката в заседании с использованием систем видеоконференц-связи.

2. Вопросы, связанные с порядком выдачи и представления ордера в суд, в том числе в суд апелляционной инстанции, не относятся к вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката.

Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит правил выдачи и представления адвокатом ордера.

Порядок изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам утвержден Советом Федеральной палаты адвокатов РФ 04 декабря 2017 года (протокол № 8).

Порядок выдачи ордеров адвокатам и отчетности по ним устанавливают совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации или руководитель адвокатского образования (п. 2.6 Порядка изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам, утвержденного Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 04 декабря 2017 года (протокол № 8).

Таким образом, связанные с выдачей и представлением ордера вопросы не требуют разъяснений Комиссии Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети Интернет.


Действия адвоката, поддержавшего заявленный подзащитным отказ от него как назначенного защитника, однако после мотивированного отклонения судом заявленного отказа, продолжившего осуществление защиты, признаны надлежащим исполнением профессиональных обязанностей.

Совет Адвокатской палаты г. Москвы… рассмотрел в закрытом заседании 27 марта 2018 г. с участием представителя заявителя З.О., адвоката З.А. … дисциплинарное производство в отношении адвоката А. …возбужденное по жалобе З.О. от 25 января 2018 г.

В соответствии с заключением Квалификационной комиссии от 14 марта 2018 г. дисциплинарное производство, возбужденное в отношении адвоката А. по жалобе З.О., подлежит прекращению вследствие отсутствия в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката, и надлежащего исполнения адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем.

Адвокат А. в заседание Совета Адвокатской палаты г. Москвы не явился, о дне, месте и времени рассмотрения Советом дисциплинарного производства извещался надлежащим образом. Совет считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отношении адвоката А. в его отсутствие, поскольку в соответствии с п. 5 ст. 24 Кодекса профессиональной этики адвоката неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует разбирательству и принятию решения.

Представитель заявителя З.О., адвокат З.А., в заседании Совета с заключением Квалификационной комиссии согласился частично, доводы, изложенные в жалобе, поддержал.

Рассмотрев и обсудив заключение Квалификационной комиссии и материалы дисциплинарного производства, Совет соглашается с выводом Комиссии о необходимости прекращения дисциплинарного производства.

Дисциплинарное обвинение З.О. в адрес адвоката А. в том, что он принял поручение на его защиту в нарушение установленного порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению, не нашло своего подтверждения.

Адвокат А. осуществляет свою деятельность в адвокатском кабинете. 11 декабря 2017 г. в его адвокатский кабинет поступил запрос из М. городского суда об участии в осуществлении защиты З.О. в порядке ст. 51 УПК РФ. Приняв данное поручение, адвокат А. прибыл в М. городской суд и вступил в дело, предъявив ордер… Он ознакомился с уголовным делом… в отношении З.О., а 12 декабря 2017 г. принял участие в рассмотрении судебной коллегией апелляционной инстанции М. городского суда апелляционной жалобы адвоката Г. на постановление М. городского суда от 27 октября 2017 г., которым в отношении З.О., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, продлен срок содержания под стражей в качестве меры пресечения на три месяца, а всего до 20 месяцев и пяти суток, то есть по 4 февраля 2018 г.

Исходя из положений ч. 3 ст. 50, п. 1 ч. 1 и ч. 3 ст. 51, ст. 52 УПК РФ в их взаимосвязи, суд принимает меры по назначению защитника во всех случаях, когда участвующий в уголовном деле защитник в течение пяти суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника, либо такой отказ не был принят судом.

В отношении дисциплинарного обвинения З.О. в адрес адвоката А. в том, что 12 декабря 2017 г. адвокат А. принял участие в заседании Судебной коллегии апелляционной инстанции М. городского суда в порядке ст. 51 УПК РФ против воли З.О., Совет пришел к выводу, что адвокатом А. не было допущено каких-либо нарушений.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий довел до сведения участников судебного разбирательства, что Г., адвокат-защитник З.О., уведомлен о дате, времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, ему также направлялась телеграмма. Обвиняемый З.О. возражал против рассмотрения материала в отсутствие адвоката Г. При этом обвиняемый З.О. сообщил суду, что адвокат Г. находится в отпуске и возвращается 13 декабря 2017 г.

Адвокат А. поддержал возражения доверителя З.О.

Совет Адвокатской палаты г. Москвы считает недопустимым осуществление адвокатами защиты по назначению наряду с адвокатами, осуществляющими защиту тех же лиц на основании соглашения, за исключением случаев непринятия дознавателем, следователем или судом отказа от защитника по назначению при условии, что процессуальное поведение защитника по соглашению либо поведение подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника, будучи явно недобросовестным, ущемляет конституционные права других участников судопроизводства.

Во всех прочих случаях защитник по назначению не вправе принимать участие (в том числе продолжать ранее начатое им участие) в дознании, предварительном следствии либо в рассмотрении дела судом при наличии у подозреваемого, обвиняемого защитника по соглашению, от которого он не отказался и который не отведен от участия в деле в порядке и на основаниях, предусмотренных законом. Адвокат, назначенный защитником и установивший факт наличия у того же лица защитника по соглашению, обязан незамедлительно предпринять все предусмотренные законом и вышеуказанными разъяснениями Совета Адвокатской палаты г. Москвы действия, направленные на прекращение своего участия в деле, включая (но не ограничиваясь этим) поддержку заявления подозреваемого, обвиняемого об отказе от него, собственное аналогичное заявление и проявление настойчивости с целью надлежащего рассмотрения и разрешения этих заявлений дознавателем, следователем или судом, а при их отказе или уклонении от принятия такого решения адвокат должен покинуть место процессуальных действий, сделав соответствующие заявления. Совет Адвокатской палаты г. Москвы отметил, что такие действия защитника по назначению не могут расцениваться как отказ от защиты и являются не только правомерными, но и обязательными. Это требование распространяется и на случаи, когда в дело, в котором уже участвует защитник по назначению, впоследствии вступает защитник того же лица по соглашению.

Непринятие отказа от защитника по назначению при наличии защитника по соглашению может являться законным и обоснованным лишь в том случае, когда действия или бездействие подозреваемого, обвиняемого при реализации права на свободный выбор защитника и/или действие или бездействие защитника по соглашению противоречат требованиям закона либо представляют собой злоупотребление правом на защиту, и такое нарушение или злоупотребление дезорганизует ход дознания, предварительного следствия либо судебного заседания, то есть направлено на срыв судебного процесса либо досудебного производства по делу.

Продолжение участия в деле защитника по назначению при наличии у того же лица защитника по соглашению не может рассматриваться как недопустимое дублирование функций защиты, нарушающее конституционное право подозреваемого, обвиняемого на свободный выбор защитника, только при условии, что процессуальное решение дознавателя, следователя или суда, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не только вынесено в соответствии с требованиями закона, но и содержит указание именно на такое поведение подозреваемого, обвиняемого и/или защитника (защитников) по соглашению, с приведением конкретных фактических обстоятельств, подтверждающих обоснованность этого вывода. Процессуальное решение органа или лица, осуществляющего производство по уголовному делу, которым отклонен заявленный отказ от защитника по назначению, не содержащее такого обоснования, а принятое лишь со ссылкой на наличие дискреционного полномочия, предусмотренного ч. 2 ст. 52 УПК РФ, не может, как явно не соответствующее требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, являться законным и достаточным основанием продолжения участия в деле защитника по назначению, дублирующего защитника по соглашению, и вынуждает защитника по назначению устраниться от участия в деле в соответствии с п. 2 вышеуказанного разъяснения.

При таких обстоятельствах Совет соглашается с выводами Квалификационной комиссии о том, что обвиняемым З.О. 12 декабря 2017 г. в судебном заседании М. городского суда был заявлен устный отказ от защитника по назначению, адвоката А., который был поддержан адвокатом А., но в удовлетворении которого судом было отказано, вследствие чего адвокат А. продолжил осуществление защиты обвиняемого З.О.

Исследовав доказательства, представленные участниками дисциплинарного производства, на основе принципов состязательности и равенства прав участников дисциплинарного производства, Совет Адвокатской палаты г. Москвы приходит к выводу, что адвокатом А. при обстоятельствах, описанных в жалобе заявителя, не допущено нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката.

…Совет Адвокатской палаты г. Москвы решил прекратить дисциплинарное производство в отношении адвоката А. по жалобе З.О. от 25 января 2018 г. … вследствие отсутствия в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, включая Кодекс профессиональной этики адвоката, и надлежащего исполнения адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем.

Читайте также: