Отказ страхователя от своих прав на застрахованное имущество в пользу страховщика это кроссворд

Обновлено: 29.11.2022

59. Предъявление требований к лицу, застраховавшему свою ответственность (статья 1072 ГК РФ)

Согласно статье 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Буквальное прочтение приведенного положения позволяет сделать вывод о субсидиарной природе обязанности причинителя вреда, застраховавшего свою ответственность, по возмещению вреда. Сама эта обязанность возникает лишь в определенном случае ("когда страховое возмещение недостаточно"), а объем этой обязанности может быть определен лишь после выплаты возмещения (возмещению подлежит разница между страховой выплатой и фактическим размером ущерба).

Такое понимание статьи 1072 ГК РФ позволяет сформулировать еще один немаловажный вопрос. Из буквального толкования названной статьи следует, что потерпевший обязан вначале потребовать выплаты в свою пользу страхового возмещения, и лишь затем, в случае его недостаточности, вправе предъявить требование к причинителю вреда о возмещении разницы.

Однако вывод о субсидиарной природе требования к причинителю противоречит общему правилу возмещения вреда (пункт 1 статьи 1064 ГК РФ), из которого следует, что требование о возмещении вреда его причинителем может быть предъявлено в любом случае, независимо от наличия или отсутствия страхования. При таком понимании у потерпевшего, знающего о наличии страхования ответственности, имеется право по своему усмотрению обратиться к страховщику ответственности (в порядке, предусмотренном договором страхования), или к причинителю вреда (в порядке, предусмотренном главой 59 ГК РФ).

Если последнее понимание верно, может быть поставлен и другой вопрос - о судьбе страхового возмещения по договору страхования в ситуации, когда вред потерпевшему возмещен причинителем (страхователем). Этот вопрос возникает из-за того, что в силу действующей редакции пункта 3 статьи 931 ГК РФ договор страхования ответственности за причинение вреда всегда считается заключенным в пользу потерпевшего. Таким образом, именно потерпевший, а не страхователь, вправе требовать исполнения договора страхования в свою пользу (статья 430 ГК РФ). В ситуации, когда вред потерпевшему уже возмещен причинителем, у потерпевшего отсутствуют основания для предъявления повторного требования к страховщику. Однако, исходя из буквального смысла пункта 4 статьи 430 ГК РФ, право требования переходит к кредитору (страхователю) лишь в случае отказа третьего лица от этого права. Между тем вопрос о том, следует ли считать обращение потерпевшего (третьего лица, выгодоприобретателя) с требованием о возмещении вреда к причинителю, а не о выплате страхового возмещения к страховщику, отказом от права на получение страхового возмещения, не имеет очевидного ответа.

Изучение судебной практики показывает, что суды сталкиваются с определенными трудностями при квалификации указанных выше требований, хотя в целом имеется тенденция к признанию права потерпевшего на выбор предъявляемого им требования . В практике Конституционного Суда Российской Федерации сложился подход, согласно которому "наступление страхового случая. само по себе не освобождает страхователя от гражданско-правовой ответственности перед потерпевшим за причинение ему вреда" . В других актах, однако, Конституционный Суд указывает, что наличие страхования "не препятствует возмещению вреда. причинителем, если размер понесенного потерпевшим фактического ущерба превышает размер выплаченного ему. страхового возмещения" .

См., напр., Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.01.2009 N 17206/08, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 17.05.2018 N 305-ЭС17-20897.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31.05.2005 N 6-П.

Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10.03.2017 N 6-П.

С учетом приоритета общего принципа возмещения вреда необходимо указать в статье 1072 ГК РФ, что наличие страхования ответственности не лишает потерпевшего права предъявить требование о возмещении вреда непосредственно причинителю. При этом законами об отдельных видах страхования может быть предусмотрено иное. В частности, пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 25.04.2002 "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" предусмотрена обязанность страхователя привлечь страховщика к участию в деле о возмещении вреда. Согласно пункту 35 Постановления Пленума Верховного Суда от 26.12.2017 N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" причинитель вреда, застраховавший свою ответственность, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причиненного вреда. Таким образом, законодательство и разъяснения вышестоящих судов в сфере обязательного страхования ответственности владельцев транспортных средств фактически устанавливают приоритет предъявления требования к страховщику и субсидиарный характер ответственности причинителя вреда.

С учетом изложенного следует включить в статью 1072 ГК РФ новый пункт 1, в котором указать, что, если иное не предусмотрено законом, страхование причинителем вреда своей ответственности не лишает потерпевшего права предъявить требование о возмещении вреда непосредственно причинителю. При этом текст статьи 1072 ГК РФ в действующей редакции следует поместить в пункт 2 названной статьи.

Дополненные таким образом положения статьи 1072 ГК РФ следует применять в совокупности с измененными положениями статьи 931 ГК РФ (раздел 16 настоящей Концепции), согласно которым страхователь, возместивший вред потерпевшему, имеет право предъявить к страховщику требование о выплате страхового возмещения.

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарии к ст. 965 ГК РФ

1. Комментируемая статья коренным образом отличается от аналогичной ей ст. 389 ГК 1964 г. по юридической конструкции норм о требованиях страховщика к лицу, ответственному за убытки, возмещенные по договору страхования. Ранее законодатель рассматривал такие требования в качестве регрессных, возникающих как производные от основного обязательства. Его исполнение порождало новое обязательство - регрессное - с другим кругом участников.

По ГК после выплаты страхового возмещения регрессное обязательство не возникает, но продолжает существовать основное обязательство между страхователем или выгодоприобретателем, с одной стороны, и лицом, ответственным за убытки, - с другой. Однако здесь происходит перемена лиц в обязательстве путем перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК): страховщик заменяет собой страхователя в его требованиях к лицу, ответственному за убытки.

В данной статье и ст. 387 ГК впервые в отечественном законе используется понятие суброгации, заимствованное из страхового законодательства и практики некоторых зарубежных государств, однако ГК не дал определения этого понятия. В ст. 229 КТМ фактически было установлено право страховщика на суброгацию по договору морского страхования, но прямых указаний на нее не содержалось.

Суброгация - материально-процессуальная конструкция перехода прав страхователя к страховщику после выплаты страхового возмещения и порядка реализации этих прав последним. В материальном плане это - основанный на законе переход прав страхователя к страховщику в силу волеизъявления первого, который свои права требования передает в том же объеме, в каком они могли бы быть осуществлены им самим. В процессуальном плане переход производится в форме договора, по которому страхователь передает свои права страховщику и принимает на себя обязательства содействовать последнему в осуществлении его суброгационных прав, реализуемых страховщиком таким же образом, как если бы их имел сам страхователь.

Правила п. 1 комментируемой статьи могут применяться также к обязательствам, возникающим по договору страхования ответственности. Эти правила подлежат применению в тех случаях, когда виновным в наступлении убытков лицом является сам страхователь (коммент. к ст. 963). Страхователь становится субъектом ответственности, когда он умышленно или по грубой неосторожности нарушает права третьих лиц и, соответственно, права страховщика, обязанного в силу нормы п. 2 ст. 963 ГК выплатить страховое возмещение третьим лицам по договору страхования ответственности. Так, страховщик имеет право требовать возмещения оплаченных им убытков, которые были причинены страхователем, управлявшим транспортным средством в нетрезвом состоянии.

2. Норма п. 2 ст. 965 о праве на суброгацию является диспозитивной. Договором страхования это право может быть исключено, однако это следует оговорить специально. Необходимость такого исключения может быть вызвана конъюнктурными расчетами страхователя, заинтересованного в заключении выгодного договора со своими партнерами. В практике весьма часто суброгационные права страховщиков исключаются из договоров страхования выставочных экспонатов, произведений искусств, поскольку организаторам выставок, салонов или вернисажей, ответственным за сохранность вверенных им объектов, трудно или невозможно установить лицо, виновное в наступлении убытков.

Соглашение об отказе от суброгации при наличии умысла причинителя ущерба прав ничтожно, поскольку обратное противоречило бы общим принципам гражданско-правовой ответственности за умышленное причинение ущерба.

3. Право требования переходит к страховщику в пределах выплаченной суммы страхового возмещения. Это означает, что страховщик не может требовать с ответственного лица больше, чем он оплатил по договору страхования. Таким образом, выплата ответственным за ущерб лицом суммы, равной страховому возмещению, погашает право требования страховщика. Но это не лишает страхователя права требовать от ответственного за убытки лица сумму, превышающую размер выплаченного страхового возмещения, если действительные убытки больше суммы страхового возмещения.

4. В п. 2 ст. 965 установлен процессуальный порядок осуществления страховщиком его суброгационных прав. Страховщик должен соблюдать требования нормативных актов, регулирующих те правоотношения, в которых состояли страхователь и лицо, ответственное за убытки. Это касается соблюдения как материальных, так и процессуальных норм, содержащихся в этих актах. Так, транспортными уставами и кодексами установлены пресекательные сроки для предъявления претензий и сокращенные сроки исковой давности по требованиям к транспортным организациям, предусмотрен обязательный порядок досудебного урегулирования разногласий в претензионном порядке. Поэтому и суброгационные права страховщика должны осуществляться с соблюдением такого порядка. При этом в силу данной статьи и ст. 22 Закона о страховании право предъявления претензий и исков к транспортным организациям принадлежит и страховщикам наряду с лицами, прямо указанными в транспортных уставах и кодексах.

5. В п. 3 ст. 965 говорится обо всех документах, доказательствах и сведениях, которые необходимы для предъявления претензий и исков к ответственным за ущерб лицам. К ним относятся и те документы, доказательства и сведения, которые могли не понадобиться для решения вопроса о наступлении страхового случая и размере убытков, но необходимы для предъявления претензий и исков к ответственным за убытки лицам. По общему правилу для того, чтобы доказать вину какого-либо лица, необходимо исследовать гораздо больший круг обстоятельств, чем те, которые могли привести к наступлению страхового случая. Например, данные результатов лабораторных анализов могут не потребоваться для определения количества поврежденного и негодного к употреблению груза зерна и для расчета суммы страхового возмещения, но могут оказаться существенными, если они содержат сведения о наличии в зерне хлоридов. Это явится основанием для возложения на морского перевозчика ответственности за несохранную перевозку, поскольку наличие хлоридов означает подмочку зерна по вине судна морской водой.

6. Правила п. 4 ст. 965 применяются в тех случаях, когда суброгационные права страховщика не исключены договором. По смыслу комментируемой статьи отказ страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав требования к лицу, ответственному за убытки, означает амнистирование этого лица и является тем исключением из общих правил об осуществлении гражданских прав, предусмотренным в п. 2 ст. 9 ГК, при котором такой отказ влечет прекращение прав. Статья 965 не допускает амнистирование должника за счет страховщика и освобождает последнего от обязанности выплатить страховое возмещение.

Осуществление права требования к лицу, ответственному за убытки, может стать невозможным по вине страхователя, если им нарушены сроки или порядок предъявления претензий и исков, не соблюден обязательный порядок предъявления претензии, не собраны требуемые документы или же по его вине не установлено лицо, ответственное за убытки. Например, несоблюдение грузополучателем п. 30.1.2 Правил международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов, в соответствии с которым претензия по поводу повреждения груза должна быть предъявлена в течение 14 дней с момента получения груза, может лишить страховщика его права суброгационного требования за несохранную перевозку. Это обстоятельство послужит основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Однако нужно иметь в виду, что несоблюдение страхователем правил п. 4 ст. 965 не является безусловным основанием для такого отказа. В силу установленных законом или международными договорами пределов ответственности должника по его обязательствам максимально возможная сумма взыскания убытков с ответственного лица может оказаться меньше действительных убытков. Так, предел ответственности авиаперевозчика при международной перевозке грузов составляет 20 долларов США за 1 кг брутто веса груза (п. 29.3.2 Правил международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов), на морском транспорте судебной практикой признается установленный п. 5 ст. 4 Гаагских правил предел ответственности в размере 100 английских фунтов стерлингов за одно место утраченного груза (дело МАК 46/1992). В таких случаях страховому возмещению подлежит часть убытков страхователя, превышающая сумму, которую можно было получить от ответственного лица, если бы требование к нему было предъявлено в установленном порядке.

Юрист по страхованию

Требование истца

Требование истца

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ у автомобиль ФИО истца был умышленно поврежден не установленным лицом, по данному факту возбуждено уголовное дело, которое приостановлено для розыска лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

ДД.ММ.ГГГГ ФИО истца обратилась в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения, предоставив все необходимые документы. В соответствии с актом о страховом случае от ДД.ММ.ГГГГ, страховая компания перечислила на расчетный счет истице страховое возмещение в сумме 28 892 руб.

Заявлением от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.64-65) представитель истицы уменьшила исковые требования, просила взыскать с ответчика в пользу истицы страховое возмещение в сумме 531 900 руб., судебные расходы, а также обязать ответчика принять годные остатки. В обоснование указала, что в соответствии с Правилами страхования, полной конструктивной гибелью транспортного средства считается случай, когда стоимость восстановительного ремонта равна или превышает 70% действительной стоимости застрахованного транспортного средства на момент заключения договора страхования.

По данному делу имеет место полная гибель транспортного средства.

В судебное заседание истица не явилась, её представитель Н.Ю. исковые требования, изложенные в заявлении от ДД.ММ.ГГГГ (л.д.64-65) поддержала.

Выводы суда

Выводы суда по делу

Согласно ст.929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы) - часть 1.

Согласно ст.930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества - часть 1.

Согласно ст.943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования) - часть 1.

Не согласившись с действиями страховой компании, истица обратилась в ЮЛ 1, специалист которой составил заключение об определении стоимости восстановительного ремонта автомобиля 1 государственный регистрационный №, на сумму 561 713 руб. с учетом износа (л.д.16-24).

Поскольку стоимость восстановительного ремонта автомобиля превышает 70% от действительной стоимости застрахованного транспортного средства на момент заключения договора страхования, определенной в 800 000 руб., имеет место полная конструктивная гибель автомобиля (п.2.6.3 Правил).

На данный случай Правилами (п.2.6.4.1.) предусмотрены два варианта выплаты страхового возмещения.

Вариант 1 предполагает расчет страховой выплаты в размере страховой суммы, определенной при заключении договора страхования, с учетом естественного износа, за вычетом франшизы. При данном варианте страхователь обязан оформить договор реализации транспортного средства с комиссионным автомагазином (или иным лицом) на согласованных страховщиком условиях, по которому средства, полученные от реализации годных остатков, должны быть перечислены на расчетный счет страховщика.

Вариант 2 предполагает, что страховая выплата осуществляется в размере страховой суммы, определенной при заключении договора страхования, с учетом естественного износа, за вычетом франшизы и стоимости годных остатков. Стоимость годных остатков транспортного средства, а также дополнительного оборудования определяется страховщиком или независимой экспертной организацией при условии, что годные остатки остаются в распоряжении страхователя.

В судебном заседании представитель ответчика пояснила, что страховая выплата осуществлена по варианту 2, поскольку согласно п.2.6.4.1. Правил, страховщик имеет право сам определять один из вариантов выплаты.

Истица с вариантом определения размера страхового возмещения не согласна, она просила выплатить ей полное страховое возмещение, заявив об отказе от своих прав на застрахованный автомобиль.

Поскольку в случае истицы имеет место полное уничтожение застрахованного имущества, она имеет право на получение страховой выплаты в полном объеме. Свой отказ от прав на застрахованное имущество она выразила в исковом заявлении.

В соответствии со ст.422 ГК РФ, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (часть 1).

С учетом права истицы получить полное страховое возмещение, его размер определяется судом следующим образом: 800 000 руб. (действительная стоимость транспортного средства) - 239 208 руб. (стоимость восстановительного ремонта повреждений автомобиля, полученных до заключения договора страхования) - 28 892 руб. (выплаченное страховое возмещение) - 86 884 руб. (выплаченное страховое возмещение по страховым случаям от ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ, по которым ремонт транспортного средства не произведен) = 445 016 руб. Эта сумма подлежит выплате истице. В остальной части в удовлетворении исковых требований суд отказывает.

В связи с отказом ФИО истца от своих прав на застрахованное имущество, она обязана передать ответчику после снятия с учета в органах ГИБДД автомобиль 1, №, черного цвета, ДД.ММ.ГГГГ изготовления.

В соответствии с ч.1 ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

С учетом размера удовлетворенных требований, с ответчика следует взыскать в пользу истицы расходы по оплате госпошлины в сумме 7 450 руб.

В соответствии с ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

С учетом принципов разумности и справедливости, с учетом объема выполненных представителем истца услуг, суд считает возможным взыскать расходы по оплате услуг представителя в заявленном размере 15 000 руб.

Общий размер судебных расходов составляет 22 450 руб.


Судебную практику для статьи анализировал практикующий юрист Александр Дудкин
Профиль в Instagram @lawpraktik

Читайте также: