Какой правовой режим должен предоставляться собственности российского государства за рубежом

Обновлено: 29.11.2022

1. Материально-правовое регулирование отношений собственности и иных вещных прав на международном уровне обусловлено признанием права собственности как одного из основополагающих прав человека. Нормы о признании права собственности и принципе равенства при осуществлении вещных прав закреплены в документах публичного права . Таким образом, на международном уровне провозглашаются право каждого как на единоличное, так и на совместное с иными лицами обладание имуществом и обязанность каждого государства устанавливать справедливый режим в том, что касается приобретения и реализации любых вещных прав. Эти нормы создают минимальный международный стандарт в сфере вещных прав.

Всеобщая декларация прав человека и основных свобод (Нью-Йорк, 10 декабря 1948 г.); Конвенция о статусе беженцев (Женева, 28 июля 1951 г.; вступила в силу для РФ с 1 февраля 1993 г.); Конвенция о статусе апатридов (Нью-Йорк, 28 сентября 1954 г.); Декларация о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (Нью-Йорк, 13 декабря 1985 г.), и др.

Материальные частноправовые нормы в МЧП существуют в рамках модельного законодательства либо двусторонних соглашений отдельных стран.

Модельный закон о праве собственности и его защите (Санкт-Петербург, 17 мая 2012 г.).

2. Коллизионные правила о праве, подлежащем применению к вещному отношению, используются для решения вопросов вещно-правового статута , в который включены: виды объектов вещных прав; их классификация и оборотоспособность; виды, объем, содержание, возникновение, осуществление, прекращение и защита вещных прав ( ст. 1205.1 ГК).

Статут — это сфера действия права, подлежащего применению к отношению, т.е. перечень вопросов, для решения которых используются нормы применимого права.

Классической коллизионной привязкой для определения применимого права к вещному отношению является закон места нахождения вещи. Данное коллизионное правило существует в форме международного правового обычая, универсальные договоры в сфере вещного права отсутствуют.

В ГК использован стандартный подход разграничения принципов коллизионного регулирования для статики и для динамики вещных правоотношений.

Для регулирования статики вещного отношения (определение вещи, объем прав собственника и т.д.) генеральным коллизионным правилом является закон места нахождения вещи ( ст. 1205 ГК), предполагающий, что статус имущества и прав на него будет определяться нормами его реального (физического) местонахождения. Физическое перемещение вещи на территорию другого государства неизменно повлечет изменение ее правового режима и объема прав собственника данной вещи. Из данного правила существует несколько исключений: 1) для имущества, включенного в государственный реестр, создана презумпция местонахождения на территории государства регистрации; 2) имущество, находящееся в пути, пока оно не прибудет к месту назначения, предполагается находящимся в государстве места отправления; 3) транспортные средства, в частности водные и воздушные суда, а также космические объекты, предполагаются находящимися в порту своей приписки; 4) имущество, выбывшее из обладания собственника, помимо его воли, будет считаться находящимся на той территории, где оно выбыло из обладания; 5) имущество, находящееся на борту водного или воздушного судна, осуществляющего движение в рамках нейтрального пространства (открытое море и воздушное пространство над ним), а также затонувшее в открытом море имущество предполагаются постоянно находящимися на территории государства флага судна ( ст. 417 КТМ). Нормы, действующие в сфере статики вещных отношений, носят императивный характер.

В сфере динамики вещных отношений (возникновение и прекращение прав) коллизионные нормы более гибкие. Возникновение и прекращение вещных прав подчиняются нормам права местонахождения имущества в момент существования обстоятельств, являющихся основанием динамики вещных прав. Вещные права, возникшие по основаниям, не известным отечественному правопорядку, тем не менее будут признаваться на территории России. Также стороны отношения могут изменить коллизионные правила при условии, что их решение не нарушит прав третьих лиц.

3. Проблема национализации состоит в признании ее последствий за пределами объявившего ее государства. Международное право в силу принципа суверенитета признает национализацию правомерной, если решение было принято компетентным органом в общегосударственных интересах, не носило дискриминационного или карательного характера и сопровождалось выплатой компенсации (хотя практика отмечает факультативность данного требования ).

Материально-правовые нормы о национализации включаются в двусторонние договоры двух типов: 1) договоры о признании последствий национализации ; 2) соглашения о поощрении и защите капиталовложений. Также материально-правовые нормы включены в национальные акты, в частности, Закон об инвестициях гласит, что в случае национализации иностранному инвестору возмещается стоимость национализируемого имущества и другие убытки.

Договор между РСФСР и Германией (Рапалло, 16 апреля 1922 г.); Соглашение об окончательном урегулировании взаимных финансовых и имущественных требований, возникших до 9 мая 1945 г. (РФ — Франция, Париж, 27 мая 1997 г.).

Коллизионный аспект. Национализация в силу закона места нахождения вещи подчиняется правовым нормам осуществляющего ее государства. Поэтому национализация иностранной собственности является правомерной. Соответственно, дальнейшее перемещение национализированного имущества на территорию третьего государства не может служить основанием для удовлетворения виндикационных исков бывших собственников.

Более сложным является вопрос о статусе имущества, находящегося в момент национализации за рубежом. Экстерриториальность национализации в данном случае зависит от подхода государства места нахождения имущества. Вместе с тем если был национализирован имущественный комплекс, то местонахождение его отдельных составных частей не будет иметь значения, будет действовать режим единой вещи, подчиненной закону места ее нахождения. Именно поэтому отдельные имущественные требования, средства на счетах кредитных организаций и другое имущество, входящее в состав национализированного имущественного комплекса, но находящееся на территории иного государства, также будут считаться национализированными.

4. Культурные ценности — это вещи религиозного или светского характера, которые рассматриваются государством как имеющие значение для идентичности нации или народа в культурном, в том числе историческом, творческом, научном и иных аспектах. Данное понятие закреплено в нескольких международных документах , подчеркивающих, что каждое государство вправе самостоятельно определить перечень его культурных ценностей.

Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (Гаага, 14 мая 1954 г., вступила в силу для РФ с 4 апреля 1957 г.); Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (Париж, 14 ноября 1970 г., вступила в силу для РФ с 28 июля 1988 г.); Конвенция по похищенным или незаконно вывезенным культурным ценностям (Рим, 24 июня 1995 г.).

Материально-правовые нормы созданы для виндикации культурных ценностей. Такие нормы определяют: права добросовестных приобретателей — признается право на компенсацию; сроки давности — 50 лет с момента похищения культурной ценности; заявление требований — заявителем может выступать только государство (вне зависимости от собственника).

Коллизионный аспект. Императивные правила о применимом праве на международном уровне отсутствуют. Носящая рекомендательный характер Базельская резолюция о международной торговле произведениями искусства (1991 г.) определяет, что предпочтение необходимо отдавать праву той страны, с которой культурная ценность связана наиболее тесным образом, а именно праву страны места происхождения ценности.

В национальном законодательстве основной коллизионной привязкой в отношении культурных ценностей продолжает оставаться закон места нахождения вещи. В то же время место нахождения вещи может определяться как место, где вещь находилась в момент выбытия из обладания собственника, либо как фактическое место нахождения вещи в момент предъявления иска. Еще один принцип, который может применяться при решении вопроса о применимом к культурным ценностям праве, — принцип наиболее тесной связи .

Этот принцип был применен американским судом при разрешении спора о мозаиках греческой православной церкви на острове Кипр.

Российское законодательство не содержит специальных коллизионных правил для культурных ценностей. Однако, применяя закон места нахождения вещи, суды подчиняют культурные ценности праву того государства, чьей культурной ценностью считается данная вещь (критерий регистрации), а вопросы виндикации решают по праву места утраты данной вещи собственником.

Заместитель Председателя Правления МКА "Право и Защита"

Права собственности на недвижимое имущество и сделки с недвижимостью иностранных граждан в России

В последнее время на рынке недвижимости появилась новая тенденция: иностранные граждане активно включаются в операции с недвижимым имуществом в РФ. Распространение получили сделки купли-продажи квартир, загородных домов, земельных участков с различным назначением (для огородничества, садоводства, личного подсобного хозяйства и др.), а не просто оформление в аренду квартир, в которых проживают иностранные граждане, пока живут и работают в России.

Конечно, чаще всего иностранные граждане - это не жители Европы или Америки, а граждане ближайшего зарубежья или бывшие российские граждане, которые стали гражданами других государств, не допускающих двойного гражданства.

Широко известно, что существуют страны, такие как: Турция, Чехия, Болгария, Словакия, Австрия, Австралия, Швейцария и др., в которых иностранным гражданам как физическим лицам труднее инвестировать в приобретение недвижимости из-за ограничений или запретов внутреннего законодательства данных стран. Иностранцы в таких странах зачастую вынуждены регистрировать юридические лица и впоследствии приобретать на их имя в собственность понравившееся недвижимое имущество.

Справедливо, что граждане подобных стран или бывшие россияне опасаются, а нет ли в России аналогичных ограничений для иностранных граждан.

Необходимо отметить, что либеральные страны с устойчивой экономикой, поощряющие инвестиционные вливания в свою экономику, такие как Германия, Франция, Испания, Бельгия, Китай и др. не устанавливают законодательных ограничений при приобретении, продаже, владении и распоряжении недвижимостью для иностранных граждан.

К числу стран, в которых не существует препятствий для иностранцев при операциях с недвижимым имуществом, относится и Российская Федерация, что декларируется в Основном законе - Конституции РФ.

Согласно ст.62 Конституции РФ иностранные граждане пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Общий конституционный принцип подкрепляется положениями Гражданского кодекса РФ и российским миграционным законодательством.

Свобода совершать сделки иностранным гражданином связана с таким фундаментальным юридическим понятием, как правосубъектность, включающая в себя правоспособность и дееспособность физического лица.

В соответствии со ст.1195 ГК РФ личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет. При этом если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации, его личным законом является российское право.

Перечень необходимых документов для регистрации иностранного гражданина по месту жительства указан в ст.17 ФЗ "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в РФ":

- документ, удостоверяющий его личность и признаваемый Российской Федерацией в этом качестве;

- вид на жительство или разрешение на временное проживание;

- документы, подтверждающие право пользования жилым помещением;

- постоянно или временно проживающим в Российской Федерации лицом без гражданства:

- вид на жительство или разрешение на временное проживание;

- документы, подтверждающие право пользования жилым помещением.

При наличии жилого помещения (квартиры, жилого дома, комнаты) в собственности у иностранного гражданина достаточно в миграционную службу предъявить свидетельство о государственной регистрации права и договор купли-продажи данного жилого помещения.

В соответствии со ст.1 Жилищного кодекса РФ граждане, законно находящиеся на территории Российской Федерации, имеют право свободного выбора жилых помещений для проживания в качестве собственников, нанимателей или на иных основаниях, предусмотренных законодательством. Основные начала жилищного законодательства всецело относятся к иностранным гражданам, законно находящимся на территории России, им также гарантируется нашим государством неприкосновенность и недопустимость произвольного лишения жилища, реализация прав наравне с другими участниками жилищных отношений в реализации прав и их судебной защиты и т.п.

Вместе с тем иностранные граждане, имеющие равные права и свободы с гражданами России, обязаны обеспечивать сохранность жилищного фонда, использовать жилые помещения по назначению и не должны нарушать права, свободы и законные интересы других граждан. Так же как и россияне, иностранец может быть выселен из жилого помещения по решению суда, в случаях, предусмотренных жилищным законодательством, например, за систематическое нарушение прав и законных интересов соседей или за бесхозяйственное обращение с жилым помещением или его разрушение.

Гражданская правоспособность физического лица - способность иметь гражданские права и нести обязанности, возникающая в момент рождения и прекращающаяся смертью (ст.17 ГК РФ). Правоспособность включает в себя возможность иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

В силу ст.1196 ГК РФ гражданская правоспособность физического лица определяется его личным законом. При этом иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных законом.

Согласно ст.1197 ГК РФ гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом. Физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.

Способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста (ст.21 ГК РФ). Для краткости изложения случаи досрочного приобретения дееспособности иностранным гражданином нами не рассматриваются.

Читайте также: