Нужно ли удерживать ндфл с представительских расходов

Обновлено: 01.02.2023

Является ли расходный кассовый ордер достаточным доказательством того, что расходы на услуги представителя были понесены? Правомерно ли отнесение сумм НДФЛ, а также страховых взносов, начисленных на вознаграждение представителя, к судебным расходам? Обязана ли сторона, доказывая реальность судебных расходов, представить суду доказательства уплаты НДФЛ и страховых взносов за представителя? Рассмотрим некоторые важные проблемные вопросы, связанные с подтверждением и взысканием судебных расходов.

Расчеты с представителем наличными денежными средствами

В судебной практике нередко встречаются случаи, когда сторона, заявившая о распределении судебных расходов в качестве подтверждения таковых представляет кассовый ордер, подтверждающий расчеты с представителем наличными денежными средствами.

Как известно, подобные кассовые ордера нетрудно изготовить в любой момент и в любом количестве. Следовательно, стороне, возражающей против взыскания судебных расходов, необходимо обратить внимание на следующие моменты.

В расходном кассовом ордере должны быть указаны реквизиты договора об оказании юридических услуг. В противном случае суды отказывают в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов, поскольку в отсутствие реквизитов договора нельзя сделать однозначный вывод об основании выплаты (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2018 г. № 09АП-27916/2018 по делу № А40-78309/17, постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 сентября 2017 г. № Ф05-13032/2017 по делу № А40-230282/2015, постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. по делу № А40-226005/2016).

Необходимо установить, был ли учтен ордер в кассовой книге заявителя. Порядок ведения кассовых расчетов установлен Указанием Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У (далее – Указание Банка России). Согласно п. 4.6 Указания Банка России юридическое лицо обязано учитывать выдаваемые из кассы наличные денежные в кассовой книге по унифицированной форме 0310004 (утв. постановлением Госкомстата от 18 августа 1998 г. № 88). Указание Банка России также предусматривает, что записи в кассовой книге осуществляются по каждому приходному и расходному кассовым ордерам. В конце рабочего дня кассир сверяет фактическую сумму наличных денег в кассе с данными кассовых документов и заверяет записи в кассовой книге.

Соответственно резонно заявить, что расходный кассовый ордер не является достаточным доказательством того, что расходы на услуги представителя были реально понесены. Заявитель должен подтвердить, что сумма, указанная в расходном кассовом ордере, была принята к учету, а именно, представить кассовую книгу. Отметим, что в ряде дел суды пришли к аналогичным выводам и отказали в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов в связи с отсутствием кассовой книги (постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. по делу № А40-226005/2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 июля 2018 г. № 09АП-27916/2018 по делу № А40-78309/17, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2018 г. № 09АП-41762/2018 по делу № А40-104801/17, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 10 марта 2015 г. № Ф06-21284/2013 по делу № А72-16963/2013).

Кроме того, не исключено, что сторона по делу, представившая кассовый ордер, в действительности вообще не ведет кассовые операции.

В этом случае сторона, возражающая против взыскания расходов, может заявить о необходимости предоставить следующие документы, подтверждающие ведение юридическим лицом или ИП кассовых операций и наличие кассы:

  1. сведения из налогового органа о регистрации ККТ в реестре ККТ в порядке, установленном Федеральным законом от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении расчетов в Российской Федерации" (далее –Закон № 54-ФЗ);
  2. в случае если стороной по делу является юридическое лицо или ИП, которые в силу ст. 2 Закона № 54-ФЗ могут производить кассовые расчеты без применения ККТ – документ об утверждении лимита кассы. Согласно п. 2 Указания Банка России от 11 марта 2014 г. № 3210-У для ведения кассовых операций юридическое лицо распорядительным документом устанавливает максимально допустимую сумму наличных денег, которая может храниться в месте для проведения кассовых операций. Таким образом, доказательством наличия кассы у юридического лица может являться документ об утверждении лимита кассы (учетная политика, иной документ).

Совершение кассовых операций в нарушение запрета на расход денежных средств из кассы не является основанием для отказа в удовлетворении заявления о распределении судебных расходов. К такому выводу пришел суд в деле № А45-28598/2017. В данном деле заявитель выдал денежные средства из кассы представителю и оформил кассовый ордер несмотря на постановление судебного пристава об аресте кассы и запрете на совершение кассовых операций. Суд пришел к выводу, что нарушение такого запрета влечет иные правовые последствия (административная и иная ответственность), но не является основанием для освобождения от возмещения судебных расходов (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13 мая 2019 г. по делу № А45-28598/2017).

В практике также имеются случаи, когда заявитель в качестве доказательства судебных расходов представляет не расходный кассовый ордер, удостоверяющий выдачу заявителем денежных средств представителю, а приходный кассовый ордер, подтверждающий внесение денежных средств в кассу представителя.

Суды исходят из того, что доказательством несения расходов на услуги представителей в наличной форме являются оформленные в установленном законом порядке расходные кассовые ордера (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30 августа 2018 г. № 09АП-35054/2018 по делу № А40-764/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 апреля 2019 г. № Ф05-4250/2019 по делу № А40-191088/2017). В ряде дел суды отметили, что квитанция к приходному кассовому ордеру (либо приходный кассовый ордер) подтверждает получение денежных средств представителем, а не расходование денежных средств стороной по делу. Приходный кассовый ордер (квитанция к ордеру) не является доказательством судебных расходов, поскольку не подтверждает внесение денежных средств в кассу представителя именно заявителем по делу (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 октября 2018 г. № 09АП-45355/2018 по делу № А40-134591/2017, постановление Арбитражного суда Московского округа от 23 марта 2017 г. № Ф05-2543/2017 по делу № А40-108205/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2017 г. № 09АП-66509/2016-ГК по делу № А40-124278/16, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2018 г. № 09АП-41762/2018 по делу № А40-104801/17). Данный документ не позволяет установить, получены ли денежные средства от заявителя, либо от какого-либо иного лица.

Удержание и уплата НДФЛ

В силу ст. 226 Налогового кодекса юридические лица и ИП, заключившие договор об оказании юридических услуг с физическим лицом, как налоговые агенты, обязаны исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму НДФЛ, начисленную на вознаграждение, подлежащее выплате представителю. В судебной практике имеются случаи, когда суды отказывали во взыскании судебных расходов в части суммы НДФЛ, удержанной и уплаченной заказчиком юридических услуг за представителя – физического лица (постановление Арбитражного суда Московского округа от 7 июля 2016 г. № Ф05-9196/2016 по делу № А41-495/2015, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 апреля 2017 г. № 09АП-10023/2017ГК, № 09АП-10024/2017ГК по делу № А40-71278/16).

Уплата НДФЛ как доказательство несения судебных расходов

В судебной практике в ряде случаев стороны, возражающие против взыскания судебных расходов заявляли довод о том, что заявитель не доказал, что судебные расходы были реально понесены, поскольку не представил доказательств уплаты НДФЛ и страховых взносов за представителя.

В настоящее время есть практика, где суды отклоняют доводы сторон об отсутствии доказательств об уплате НДФЛ, признавая, что возмещение фактически понесенных стороной, выигравшей спор, судебных расходов не может быть поставлено в зависимость от выполнения данной стороной каких-либо налоговых обязанностей (постановление Арбитражного суда Московского округа от 31 октября 2018 г. № Ф05-17913/2018 по делу № А41-96952/17). Суды приходят к выводу о том, что неисполнение заявителем обязанностей налогового агента не свидетельствует об отсутствии судебных расходов (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 3 апреля 2019 г. по делу № А33-15189/2018, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 декабря 2017 г. № Ф07-14066/2017 по делу № А21-10794/2014).


Верховный суд РФ дал разъяснения относительно включения НДФЛ, уплаченного с суммы гонорара судебного представителя, в состав подлежащих возмещению судебных издержек. Это дело, рассмотренное коллегией по экономическим спорам, включено в четвертый в 2018 году обзор судебной практики ВС (читайте о документе на L.R также здесь, здесь и здесь).

Как указывает ВС, суммы НДФЛ, уплаченные с вознаграждения (дохода) представителю налогоплательщика в суде, не уменьшают размер судебных издержек и подлежат возмещению в составе вознаграждения представителю в порядке статьи 110 АПК РФ.

Общество обратилось в суд с заявлением о взыскании с налогового органа судебных расходов на оплату услуг представителя, понесенных в связи с рассмотрением дела об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

К судебным расходам общество отнесло сумму дохода, выплаченную представителю, сумму перечисленных обществом в бюджет налога на доходы физических лиц (НДФЛ) и страховых взносов.

Определением суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено частично, в пользу общества взысканы судебные расходы на оплату услуг представителя. В остальной части заявленного требования отказано, поскольку заявленная к взысканию сумма НДФЛ не относится к судебным издержкам.

Постановлением суда апелляционной инстанции определение суда первой инстанции в части отказа во взыскании судебных расходов в сумме НДФЛ отменено. Суд сделал вывод, что исполнение обществом публично-правовой обязанности по удержанию и перечислению в бюджет сумм НДФЛ не изменяет характер, содержание и размер понесенных им судебных расходов.

Постановлением арбитражного суда округа постановление суда апелляционной инстанции отменено в части отмены определения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления о взыскании судебных расходов в сумме НДФЛ. При этом суд указал, что перечисленная обществом в бюджет сумма НДФЛ не может быть расценена как понесенные в ходе рассмотрения спора судебные издержки, поскольку удержание и перечисление в бюджет данного налога свидетельствует об исполнении налоговым агентом своей обязанности, предусмотренной ст. 226 НК РФ.

Судебная коллегия Верховного суда РФ отменила постановление арбитражного суда округа в части отмены постановления суда апелляционной инстанции о взыскании судебных расходов в сумме НДФЛ по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Согласно п. 1 ст. 226 НК РФ российские организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, а также обособленные подразделения иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, указанные в п. 2 ст. 226 НК РФ, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 224 НК РФ с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей. Указанные лица именуются в настоящей главе налоговыми агентами.

При этом п. 2 ст. 226 НК РФ предусмотрено, что исчисление сумм и уплата налога, в соответствии с настоящей статьей, производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, с зачетом ранее удержанных сумм налога (за исключением доходов, в отношении которых исчисление сумм налога производится в соответствии со ст. 214.7 НК РФ), а в случаях и порядке, предусмотренных ст. 227.1 НК РФ, – также с учетом уменьшения на суммы фиксированных авансовых платежей, уплаченных налогоплательщиком. Особенности исчисления и (или) уплаты налога по отдельным видам доходов устанавливаются ст. 214.3, 214.4, 214.5, 214.6, 214.7, 226.1, 227 и 228 НК РФ.

Согласно п. 4 ст. 226 НК РФ налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате с учетом особенностей, установленных настоящим пунктом.

Уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.

При заключении договоров и иных сделок запрещается включение в них налоговых оговорок, в соответствии с которыми выплачивающие доход налоговые агенты принимают на себя обязательства нести расходы, связанные с уплатой налога за физических лиц (п. 9 ст. 226 НК РФ).

Из совокупности вышеприведенных положений ст. 226 НК РФ следует, что организация – заказчик по договору возмездного оказания услуг, заключенному с физическим лицом, являясь налоговым агентом, обязана исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму НДФЛ в отношении вознаграждения (дохода), уплаченного привлеченному представителю по данному договору.

Таким образом, выплата представителю вознаграждения (дохода) невозможна без осуществления обязательных отчислений в бюджет. При этом произведенные заявителем как налоговым агентом представителя обязательные отчисления в бюджет не изменяют правовую природу суммы НДФЛ как части стоимости услуг представителя (определение № 310-КГ16-13086).

Читайте также: