Фиктивность сделки как налоговая доказывает

Обновлено: 01.02.2023

Есть дела, в которых налоговые органы признают сделки налогоплательщиков притворными в том значении, которое придает им Гражданский кодекс, а именно пункт 2 ст. 170 ГК. Эти сделки, как считают проверяющие, совершены с целью прикрыть другую, реальную сделку. Ну и получить налоговую выгоду.

Когда суд принял решение в пользу налогоплательщика

Налогоплательщик заключил несколько договоров займа с 2008 по 2014 года. Средства понадобились ему для строительства объектов недвижимости. Налоговый орган проверял период с 2012 по 2014 года и обнаружил, что проценты по займам налогоплательщик не уплачивал, но учитывал их во внереализационных расходах.

Налоговый орган посчитал сделку притворной. Он решил, что сделкой займа налогоплательщик прикрыл реальную сделку – инвестиционный договор. По такому договору проценты не начисляются.

Налоговики сделали вывод, что сделка притворная и на том основании, что доходы налогоплательщика от реализации не превышают имеющуюся у него задолженность. Займодавец же выдавал заем за счет кредитов, проценты по которым были выше, чем проценты по займам, то есть сделка для него была невыгодной.

Судьи установили, что займодавец выдал деньги налогоплательщику после заключения договоров займа. Налогоплательщик, в свою очередь, полностью погасил долг по займам с процентами, правда, только к моменту своего обращения в суд, то есть после проведения налоговой проверки.

Таким образом, суд руководствовался тем, что раз воля сторон была направлена именно на заключение договора займа и условия договора в конце концов были исполнены сторонами, то такой договор нельзя признать притворной сделкой.

Когда суд принял решение в пользу инспекции

Налогоплательщик в 2011 году продал принадлежащие ему 100 процентов доли в уставном капитале другой организации. Этот актив он приобрел в 2007 году вместе с другими в рамках многосторонней сделки.

Выручка налогоплательщика от продажи доли в 2011 году составила 76 млн рублей, тогда как купил он ее в 2007 году за 3,5 млрд рублей. У налогоплательщика образовался убыток.

Налоговый орган счел всю многостороннюю сделку 2007 года притворной. Он определил стоимость доли по балансовой стоимости чистых активов на момент перехода прав на долю. Тогда это составляло около 233 млн рублей. Таким образом, налоговики существенно уменьшили отраженный в налоговом учете убыток налогоплательщика.

Налогоплательщик обратился в суд. Суд встал на сторону налогового органа. Он решил, что налогоплательщик прикрывал этой сделкой две другие: передачу доли, не имеющей нематериальных активов, и отчуждение нематериальных активов этой компанией третьей стороне до закрытия сделки по продаже доли. При этом суд поддержал решение налогового органа о признании притворной всей многосторонней сделки, хотя большую часть условий сделки ни налоговый орган, ни суд не оспаривали, стоимость других переданных активов (кроме стоимости доли) также.

В своем решении суд указал только на намерение налогоплательщика скрыть реальную сделку. Неясно, имели ли другие стороны сделки такое же намерение. Сделка не может быть признана притворной, если такой умысел был лишь у одной стороны. К участию в судебном разбирательстве другие стороны сделки не привлекались.

К тому же обстоятельства заключения и исполнения договора 2007 года исследовали без учета применимых правил его толкования, а этот договор заключен и толкуется по английскому законодательству. В судебном решении не указано, был ли выполнен договор 2007 года полностью в соответствии с его условиями, исполнена ли воля сторон, выраженная в договоре. Если все условия договора соблюдены, а волеизъявление сторон соответствует их действительной общей воле, такой договор также не может быть признан притворным.

Судьи не учли тот факт, что стоимость каждого актива, переданного в рамках сделки 2007 г., согласована сторонами сделки, и соответствует рыночным ценам.

Налоговый орган, как нам представляется, не может по своему усмотрению посчитать завышенной цену договора, просто признав сделку притворной. Для этого он должен был воспользоваться нормами НК РФ о трансфертном ценообразовании. В разделе V.1 НК РФ содержатся строгие правила пересмотра цены сделки и предусмотрены случаи, когда налоговики могут ее пересмотреть. Однако нормами НК РФ о трансферте проверяющие не руководствовались. Суд также не принял во внимание это обстоятельство.

Когда правда на стороне налогоплательщика

Если налоговый орган собирается признать сделку притворной, он сначала должен установить все существенные фактические обстоятельства заключения и исполнения сделки. Налоговики обязаны выявить, на совершение какой сделки была направлена воля сторон на самом деле, условия сделки, которые стороны реально совершили. Только после этого проверяющие смогут определить реальный объем прав и обязанностей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания совершенной операции.

Чтобы определить, был ли между сторонами заключен договор, каковы его условия, как они соотносятся между собой, является ли договор притворной сделкой, необходимо применить правила толкования договора, установленные в статье 431 ГК. Это мнение Верховного Суда (определение от 29.10.2013 № 5-КГ13-113). Если договор надо толковать по иностранному законодательству, нельзя не принимать это во внимание.

Намерения одного участника совершить притворную сделку для признания сделки таковой недостаточно (п. 87 постановления Пленума Верховного суда от 23.06.2015 № 25). И если договор исполнен сторонами в полном объеме в соответствии с его условиями, он также не может быть признан притворной сделкой. Это положение подтверждено решениями судов (определение ВАС от 05.12.2012 № ВАС-9731/11, постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.02.2016 № А26-9458/2014, от 28.04.2017 № А13-8257/2016).

Алексей Смирнов

Чтобы сохранить налоговые льготы, некоторые компании проводят фиктивные операции — указывают в договорах купли-продажи заниженные цены или заключают номинальные посреднические договоры. Это приводит к большим налоговым проблемам, причём в группе риска оказываются даже добропорядочные компании.

Фиктивные работники

ФНС проверяет обоснованность расходов на оплату труда

Зарплата сотрудников всегда считалась самым безопасным расходом с точки зрения налоговых рисков. И это логично: если работодатель заключил с сотрудником трудовой договор, то он обязан начислять и выплачивать ему вознаграждение. А его можно без проблем учесть при налогообложении и на ОСНО, и на УСН (ст. 255 НК РФ, пп. 6 п. 1 и п. 2 ст. 346.16 НК РФ).

Чтобы документально обосновать эти расходы, нужен трудовой договор, приказ о приёме на работу, правильно заполненный табель учёта рабочего времени и расчётные ведомости. Всё просто.

Но недавно Верховный Суд РФ указал, что это справедливо только для тех работников, которые действительно трудятся в компании. Если же кадровые документы оформлены по всем правилам, но фактически сотрудники в компании только числятся, то и расходы на их зарплату при налогообложении учитываться не должны. Но как ФНС установит, что работники фиктивные, если есть все кадровые документы, которые подтверждают обратное?

В итоге все суммы вознаграждений в пользу фиктивных работников и начисленные страховые взносы были исключены из расходов (Определение ВС РФ от 01.04.2019 № 309-ЭС19-2735 по делу № А60-11262/2018).

Компенсировать уплаченные за Василия, Максима и Людмилу страховые взносы у издательства не получится. В таких спорах ни инспекторы, ни судьи не настаивают на недействительности самих трудовых договоров. Речь идёт только о том, что работник по конкретному договору в реальности трудился в другой компании, причём делал это по указанию или с согласия своего официального работодателя. В конце концов, это именно работодатель не требовал от работника исполнения трудовых обязанностей, хотя имел на это полное право (ст. 15 и 22 ТК РФ). А раз так, то трудовой договор не может считаться незаключенным или недействительным.

Это значит, что все выплаты в пользу работника по такому трудовому договору облагаются страховыми взносами. И взносы, начисленные на зарплату фиктивным работникам, не считаются излишне уплаченными и возврату не подлежат.

Как снизить риски

Проблемы могут возникнуть не только у компаний, которые пытаются незаконно учесть расходы на персонал, но и у тех, кто передаёт работников взаимозависимым фирмам с законными бизнес-целями. Например, дочерней организации персонал требуется временно — на период пусконаладочных, ремонтных работ или в сезон.

Чтобы ФНС не признала сотрудников материнского юрлица фиктивными, нужно следовать нескольким простым правилам.

Правило 1. Оформляйте кадровые документы о направлении работника

Если компании находятся в разных местностях, то это может быть приказ о командировке, если в одном населённом пункте — подойдёт письменное распоряжение или поручение.

Правило 2. Заключайте с принимающей стороной договор

Правило 3. Работа на другую фирму должна быть временной

Любая работа на другое юрлицо должна быть временной, причём не на бумаге, а фактически. В противном случае речь это будет аренда персонала, а это в большинстве случаев запрещено (ст. 56.1 ТК РФ).

Попытки выдать постоянную работу за временную ФНС с лёгкостью разоблачает. Для этого инспекторам достаточно допросить самих работников и их коллег по официальному и реальному месту работы (ст. 90 НК РФ).

Фиктивные посредники

ФНС ищет фиктивные посреднические договоры

Как снизить риски

В группе риска не только компании, которые уклоняются от уплаты налогов, но и добропорядочные компании. Признать договор фиктивным могут из-за обыкновенной юридической неграмотности и ошибки в выборе типа договора.

Чтобы снизить риск доначислений, добросовестным налогоплательщикам стоит при заключении новых договоров привлекать юристов, а также проводить экспертизу уже действующих договоров, чтобы проверить, соответствует ли выбранная договорная модель правилам ГК РФ и реальным отношениям с контрагентом.

Если обнаружатся несоответствия, переоформить договоры и пересчитать налоги лучше самостоятельно — это обойдётся компании дешевле, чем доначисления в ходе проверки.

Фиктивная цена

ФНС отслеживает подозрительно низкие цены в договорах

В зоне риска оказываются любые контрагенты, а не только взаимозависимые: ФНС доначислит налог, если обнаружит, что стороны намеренно занизили цену сделки (пп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Сергей Лопахин решил купить вишнёвый сад у Полины Раневской. Кроме прекрасных вишнёвых деревьев, на участке стоял недострой, готовый всего на 6 %. Для Лопахина этот недострой не представлял никакой ценности, он хотел купить только сад, поэтому в договоре купли-продажи Раневская указала, что земля стоит 13,99 млн рублей, а недостроенный дом — всего 10 тыс. рублей. На самом же деле в строительство этого дома Раневская вложила 14 млн рублей. Чтобы не платить по сделке НДС, Раневская занизила стоимость дома и заложила её в цену вишнёвого сада, потому что продажа земли этим налогом не облагается (пп. 6 п. 2 ст. 146 НК РФ).

Как снизить риски

Даже отсутствие взаимозависимости не защитит от доначислений, если цена по сделке настолько ниже рыночной, что её можно признать фиктивной. Если же договор с фиктивной ценой заключают взаимозависимые лица, то ФНС может доначислить налоги обеим сторонам сделки (Определение ВС РФ от 01.08.2019 № 305-ЭС19-11779 по делу № А41-45828/2017).

Практически любые манипуляции с ценами для налогоплательщиков весьма опасны. Способ снизить риски только один — иметь официальное подтверждение того, что цена сделки, исходя из всех её условий, действительно рыночная. Подтвердить это могут заключения оценщиков и любая информация из открытых источников: газет, сайтов объявлений.

Алексей Крайнев, налоговый юрист

Не пропустите новые публикации

Подпишитесь на рассылку, и мы поможем вам разобраться в требованиях законодательства, подскажем, что делать в спорных ситуациях, и научим больше зарабатывать.

Читайте также: