Секретный протокол подписанный между германией и ссср в 1939 году касался

Обновлено: 29.11.2022

Секретный протокол к Пакту о ненападении уравнял в роли агрессоров и виновников Второй мировой войны СССР и Германию.

23 августа 1939 года прибывший в Москву по приглашению советского руководства министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп и народный комиссар иностранных дел СССР Вячеслав Молотов подписали в Кремле договор о ненападении, к которому прилагался секретный протокол. Сам по себе факт заключения договора о ненападении вряд ли достоин осуждения — это рабочий инструмент международной политики. Он фиксирует отсутствие агрессивных помыслов по отношению друг к другу. Однако текст секретного приложения к договору был откровенно экспансионистским. Без ведома и желания правительств и граждан территории нескольких государств были отнесены к зонам разграничения сфер обоюдных интересов Советского Союза и Германии. Речь в секретном протоколе шла о Польше, Финляндии, Латвии, Эстонии и части Румынии. Не знало о подписанных тайных соглашениях и население СССР.

От отрицания — к признанию

Официальное отношение советских и российских властей к подписанным в 1939 году соглашениям со временем менялось. В сталинско-брежневский период наличие секретных приложений вообще отрицалось.

6.jpg

От Версаля до Мюнхена

Версальский мир, завершивший Первую мировую войну, заложил мину замедленного действия в Европе. Из обломков рухнувших империй появились новые страны, а их границы были установлены таким образом, что достаточно большие этнические группы населения оказались за пределами государств, в которых проживали их соотечественники. Например, множество немцев оказались жителями Чехословакии, украинцев и белорусов — Польши, венгров — Румынии и так далее.

Наиболее напряжённой ситуация была именно в Чехословакии, где при общей численности населения 14 млн человек проживало почти 3,5 млн этнических немцев. В Судетском районе они составляли около 90 процентов населения. Гитлер умело разыгрывал карту присоединения к Германии этой области, основываясь на сепаратистских настроениях судетских немцев, слабости и отсутствии воли у правительства Чехословакии и страха Англии и Франции перед лицом новой возможной войны в центре Европы.

1.jpg

Хрупкий баланс в Европе сохранялся до 29 сентября 1938 года, когда в Мюнхене представителями Англии, Франции, Германии и Италии было подписано соглашение, по которому Чехословакия уступала Германии Судетскую область.

Но это решение подействовало вовсе не умиротворяюще. Более того, оно вызвало закономерную цепную реакцию. Почти сразу же претензии на Тешинскую область к Чехословакии предъявила Польша. И эти требования были удовлетворены. А ещё спустя небольшое время кусок территории Чехословакии получила Венгрия.

7 октября 1938 года автономию получает Словакия, а 8 октября Подкарпатская Русь. Уже весной 1939 года от независимой Чехословакии не осталось ничего. Никто из крупных держав не пожелал воевать за сохранение стабильных границ. Это было кульминацией политики умиротворения агрессора.

На распутье

В марте 1939 года начались взаимные советско-англо-французские консультации. Следующими целями захватнических планов Гитлера считались Польша и Румыния. Поэтому основной идеей англичан была взаимная декларация, договор или система гарантий, которые вынудят Берлин отказаться от нападения на эти страны. Или в противном случае он окажется в состоянии войны сразу с Англией, Францией и СССР.

2.jpg

На пути к советско-немецкой дружбе

После безуспешных попыток согласовать совместную декларацию стороны перешли к составлению более подробного соглашения. По просьбе СССР в текст предполагаемого договора о гарантиях были включены Латвия, Эстония и Финляндия, а по просьбе англо-французов — Турция, Бельгия и Греция, что ещё больше затягивало возможность быстрых согласований в связи с появлением новых игроков со своими интересами и обязательствами.

В итоге обмены мнениями, переговоры и даже приезд в Москву англо-французской военной делегации в августе 1939 года ни к чему не привели. Но в Лондоне и Париже не могли представить коварство Сталина. Одновременно с переговорами с Англией и Францией в конце весны 1939 года СССР проводил зондаж по вопросам возможного улучшения отношений с Берлином.

7.jpg

Тайная дипломатия

Молотов отвечает Астахову, что перечень поднятых вопросов очень интересен, а переговоры по ним готовы вести в Москве. В это же самое время СССР без особого энтузиазма ведёт переговоры в Москве с англо-французской военной делегацией. Показательно, что ни Париж, ни Лондон никаких параллельных переговоров о союзе с Германией в это время не вели. После того что сделал Гитлер с Чехословакией, для лидеров европейских демократий это было уже немыслимо.

8.jpg

Пакт и протокол

23 августа 1939 года в Москве был подписан договор о ненападении с Германией и секретный протокол к нему. 1 сентября 1939 года немецкие войска напали на Польшу. 17 сентября на территорию Польши вступили советские войска. 28 сентября СССР и Германия подписали договор о дружбе и границе и ещё одну порцию секретных протоколов.

Такое стремительное развитие событий вызвало шок как на Западе, так и у многих советских граждан. Одной из главных претензий к заключённым соглашениям с нацистами является их абсолютная аморальность. И это обвинение справедливо по многим пунктам.

3.jpg

СССР открыто провозглашал себя борцом за мир и противником аннексий, но уже в 1939 году напал на Польшу и Финляндию, а в 1940 году аннексировал Латвию, Литву, Эстонию и часть территории Румынии в нарушение многочисленных договоров и конвенций, связывавших его с этими государствами.

Защитники пакта с Германией уравнивают его с Мюнхенским соглашением 1938 года. Это сравнение представляется в корне неверным. Англия и Франция не хотели и боялись новой европейской войны. Время показало, что их политика умиротворения была ошибочной и опасной, но при этом они искренне верили, что предотвращают новую европейскую войну. Хоть и за счёт части территории третьего государства, но предотвращают. При этом они не просили, не получали территориальных выгод и не угрожали в свою пользу суверенитету каких-либо государств.

Закулисные откровения

Сохранилось несколько уникальных свидетельств о характере и предмете переговоров в Москве. Эта запись была обнаружена германской исследовательницей Ингеборгой Фляйшхауэр при изучении личного архива посла Германии в СССР Шуленбурга.

Беседа Сталина и Риббентропа в Москве 27 сентября 1939 года:

«…Иосиф Сталин: Факт, что Германия в настоящее время не нуждается в чужой помощи и, возможно, в будущем в чужой помощи нуждаться не будет. Однако если, вопреки ожиданиям, Германия попадёт в тяжёлое положение, то она может быть уверена, что советский народ придёт Германии на помощь и не допустит, чтобы Германию задушили. Советский Союз заинтересован в сильной Германии и не допустит, чтобы Германию повергли на землю…

…По вопросу о Прибалтике Сталин заявил, что советское правительство потребовало от правительства Эстонии предоставления баз для своих военных кораблей в эстонских гаванях и на островах Даго и Эзель, а также баз для своих военно-воздушных сил.

4.jpg

Для охраны упомянутых баз советское правительство дислоцирует в Эстонии одну пехотную дивизию, одну кавалерийскую бригаду, одну танковую бригаду и одну бригаду ВВС. Все эти мероприятия будут проводиться под прикрытием договора о взаимной помощи между Советским Союзом и Эстонией. Эстония уже дала на это своё согласие.

На вопрос г-на министра, предполагает ли тем самым советское правительство осуществить медленное проникновение в Эстонию, а возможно, и в Латвию, г-н Сталин ответил положительно, добавив, что тем не менее временно будут оставлены нынешняя правительственная система в Эстонии, министерства и так далее.

«…Кроме соглашения о границе и договора о дружбе, обсуждались торговые соглашения. Другим пунктом обсуждений стало то, что в случае встраивания Литвы в советскую систему небольшой регион около восточно-прусской границы, название которого я сейчас затрудняюсь точно назвать, должен был отойти Германии. Наконец, по инициативе Сталина, как мне кажется, была подготовлена совместная декларация, предупреждающая Англию и Францию о лежащей на них ответственности за продолжение войны. Помню, что Риббентроп просил на это согласие Гитлера. Телефонный звонок был сделан из ведомства Молотова в Германию, связь была установлена за несколько минут. Риббентроп уведомил Гитлера, что говорит из зала для конференций, в присутствии Сталина, и просит дать согласие на совместную декларацию. В свою очередь, Гитлер попросил передать Сталину наилучшие пожелания.

Материальная часть переговоров была практически закончена во время вечерней сессии 28 сентября. Осталось лишь подготовить тексты соглашений для подписания.

Поздним вечером Молотов устроил большой банкет в честь Риббентропа, куда были приглашены не только дипломаты, но и некоторые другие члены делегации. Со стороны СССР участвовали Сталин в сопровождении ближайших соратников, таких как Лазарь Каганович, Анастас Микоян и маршал Климент Ворошилов, и группа чиновников комиссариата иностранных дел.

Очень быстро установилась восхитительно гостеприимная и сердечная атмосфера — это было одним из самых запоминающихся событий за все 23 года моей дипломатической службы.

5.jpg

Естественно, поднимались многочисленные тосты за глав государств, за народы обоих государств, за русско-германскую дружбу, за германскую армию, за Красную армию и за всё русское и германское. Сталин зашёл так далеко, что подходил к каждому гостю с тостом и желал здоровья.

Сталин имел в виду тот факт, что Кёстринг подпадал под подозрение в подготовке свержения советской системы и упоминался на публичных процессах Карла Радека (к тому времени уже расстрелянного — Прим. ред.) и других большевиков. Снятие с Кёстринга этих сфабрикованных обвинений быстро разрядило атмосферу.

На самом деле, будучи военным атташе при советском правительстве, Кёстринг всегда был к ним лоялен. Молотов много раз поднимал тосты за Сталина, как за великого советского лидера. Сталин парировал эти здравицы, что он не против того, чтобы Молотов пил, но сам Сталин не должен быть для этого предлогом.


Первоначальные границы сферы влияния и реально сложившиеся. Есть разница. Всю Финляндию СССР не взял. Литва перешла от Германии к СССР. В Польше граница прошла восточнее первоначально обговорённой.
К СССР отходили Финляндия, Прибалтика, и часть тогдашней Польши (сейчас регионы Белоруссии и Украины).

До 1939 года Лондон и Париж по сути поддерживали Берлин в агрессии. В 1936 году спокойно смотрели, как Германия и Италия помогают мятежникам в Гражданской войне в Испании против законного правительства. Потом позволили аншлюс Австрии, а на переговорах в Мюнхене в 1938 году именно французы и британцы вынудили Чехословакию сдаться Гитлеру без боя.

Советский Союз был окружён врагами. На Дальнем Востоке шли бои с японцами на Халхин-Голе, на Западе подбиралась к нам стремительно вооружавшаяся Германия, козни строила антисоветская Польша, на любую гадость была готова антисоветская Британия. Все эти страны в любой момент могли объединиться в общей войне с СССР. Вероятность такая была высокой, переговоры шли. А шансов выстоять против всех разом, у СССР было крайне мало.

В списке союзников только Монголия и Тува. Индустриализация не завершена, а пороховой запах большой войны уже слышен. Что делать? политический прогноз


Немцы радостно берут Австрию и Чехословакию с одобрения Лондона и Парижа

Советской дипломатии жизненно, именно жизненно необходимо было расколоть формировавшийся антисоветский фронт. Поэтому и шли переговоры с Англией, с Польшей, с Германией. На Дальнем Востоке ситуация была хуже, там уже шли бои в Монголии - Япония после захвата северной части Китая, хотела и Монголию прихватить.


Бои с японцами в Монголии.
Соглашение с Германией было спасением!

Пакт подписали в разгар боёв в Монголии, и японцы так обиделись на немцев, что отменили все планы по нападению на СССР. Победа дипломатии? Несомненно.

Без Пакта и Победы могло не быть. Не потому, что удалось оттянуть начало войны, а потому что благодаря Пакту сформировалась именно такая конфигурация сторон в войне, а не единый антисоветский фронт.
Да, есть во всей этой истории с Пактом как бы около-моральный вопрос. А можно ли было решать судьбу других стран, включать их в свою сферу интересов? Не лучше ли было отойти в сторонку и наблюдать, как иностранная военная инфраструктура приближается к нашим границам, а сферы влияния всё равно появляются, но уже без учётов интересов Москвы? (Прямо как сейчас у нас с НАТО)

Можно было. Однако, пассивная позиция привела бы страну к гибели. Действия же, направленные на спасение государственности, на защиту базовых интересов - интересов безопасности Отечества, это прямой долг политиков.

Ключевым моментом выступает раздел Чехочловакии Венгрией , Польшей и Германией. ВПК Чехословакии, крупнейшего экспортера вооржений был передан Германии. Дальнейшие споры лишены смысла.

У западных стран всегда одна политика: Россия всегда и во всём должна учитывать хотелки и желания этих стран и при этом не иметь своих интересов. А ещё бы лучше вообще исчезла с карты мира. Многовековая мечта англосаксов, которая , к счастью, не сбылась и не сбудется. Могли не допустить войны , если бы пошли навстречу Москве , но ведь исполнение мечты было так близко , как им казалось. СССР подписал пакт и это было в интересах нашей страны! И никак иначе.


СССР в войне 1941-1945 г воевали с армией Европы. Это была страшная война. Нам почему то говорят ,что война была против Германии. Врут ,всегда не говорят правды. Против СССР воевали почти все страны Европы. - венгры,румыны, итальянцы, поляки, чехи , испанцы, голландцы, фины. болгары и другие Они и сегодня выступают против России. А ведь в 1945 году встречали наших солдат с цветами как освободителей


Мирный договор 39 года, выдающееся достижение , большевиков, Сталина, в дипломатии, стратегии геополитики, да чего хотите. Поэтому весь запад орёт что мы не правы, мы их предали, взяли не своё. А ведь это очень смелый поступок, который показал немцам , мы вас не боимся и своё возьмём. Возьмём и сейчас.


Почему то многие не обращают внимание на то, что в результате договора Молотова-Рибентропа наша западная граница была отодвинула на несколько сотен км. А если вспомнить, что осенью 41 года фашисты стояли практически в поле видимости Москвы, то несложно предположить, что без этого договора была бы совсем другая картина военных действий в 1941 году. Вполне возможно, что Москва пала, а вслед за этим открылся бы и второй фронт на востоке, а может быть и юге. В принципе, это означало бы разгром СССР (вполне возможно, что весь Союз уместился бы на зауральской тундре и непроходимой сибирской тайге), который был поделён между Германией, Японией и их сателлитами.

Подкреплённые новыми человеческими и природными ресурсами через год-два они бы завоевали Британские острова и разрушили экономика США. А через несколько лет фашисты получили бы атомную бомбу. Что дальше - думайте сами. Но, учитывая известные пассажи из Майн кампф, нас ничего хорошего не ждало.

Ещё одно. И. Сталин был лидером своей страны, а не всего мира и поэтому все решения на внешнеполитическом контуре принимал из интересов СССР, а не Польши, Франции и т. д. Но так получилось, что договор Молотова -Риббентропа, в отличии от Мюнхенского пакта спас не только нас, СССР, но и весь антифашистский мир. И тот кто это не понимает, либо идиот, либо фашист.


Всё правильно! Свои интересы должны быть и должны быть превыше интересов всех остальных.
И время показало что Сталин, Молотов и все кто участвовал в организации того пакта были правы.


Высшее военно-политическое руководство Германии во главе с Гитлером не хотело наступать на те же грабли, что и их коллеги в кайзеровской Германии. Ведь в 1-й мировой войне Германия(и ее союзники) воевала на 2 фронта против военной коалиции Антанты: на западном фронте против войск Англии и Франции, а на восточном фронте против армии России. Пакт о ненападении Германия-СССР мог бы не состояться, если бы в августе 1939г. в на Халхин-Гол победили бы японские войска. К сентябрю 1939года Англия и Франция передислоцировали свою дальнюю тяжелую бомбардировочную авиацию в Ливан, Сирию и территорию Ирака , которые стали колониями Англии и Франции после капитуляции и распада Османской империи. Так как они собирались вместе с Польшей и Германией напасть на СССР. Эта их авиация должна была бомбить советские места добычи нефти в Азербайджане и Чичено-Ингушетии.


Пакт Молотова-Рибентропа сильно изменил планы Британии на захват СССР , т.к. 2-я мировая война как продолжение 1-й это реализация планов Запада под управлением Британии по уничтожению России/СССР. Поэтому это британский эксперт так вопит об этом пакте, пусть заткнёт свою пасть и не вякает.
Публика конечно привыкла по западной пропаганде к слову " пакт", но в учебнике по дипломатии для МГИМО только Московский Договор 1939 года, по месту заключения . Пример, мы говорим - Мюнхенской Договор 1938, вариант Мюнхенский сговор, но не Пакт Гитлер- Муссолини- Чемберлен- Даладье.
И второе, к моменту франко- англо- советских переговоров в августе 1939 года, для Антанты 2.0 военная составляющая СССР была не совсем понятна, успехов в Маньчжурии не было и посему " стратеги" решили " советами" пренебречь. Кстати, военный дилетант " богемский ефрейтор " герр Вольф тоже попал после финской кампании в эту ловушку. Решил, что СССР - " колосс на глиняных ногах" и с лёгким сердцем " отбарбаросился" . Из военных корреспондентов западных газет и агентств на СССР , образца лета 1941 года не ставил никто. Только Муратов Павел Павлович убеждал Уильяма Аллена и Лидел Гарта в ошибочности их взглядов и рикошетом Уинстона Черчилля за рюмкой чая.

На фотографии: Молотов ставит подпись под советско-германским пактом. Позади него стоит Риббентроп, справа от Риббентропа – Сталин, слева - маршал Шапошников. Снимок сделан личным фотографом Гитлера, Генрихом Гофманом.

Вчера, ваш покорный слуга дочитал до конца вышедшую недавно отличную книгу британского автора Роджера Мурхауза "Дьявольский союз" (Roger Moorhouse "The Devil's Alliance") о т.н. Пакте Молотова-Риббентропа. Вероятно, книга ещё не переведена на русский язык (если, конечно, она вообще будет переведена). Здесь мне придётся говорить от первого лица, что я обычно не делаю. Должен признаться, что я, как и многие другие, ничего не знал о пакте Молотова-Риббентропа кроме того, что в советской и пост-советской историографии он называется "Договор о ненападении между Германией и СССР". На западе он также называется "Пакт Гитлера-Сталина" - надеюсь, не надо объяснять, почему. Однако, это не был "договор о ненападении" - это был договор о НАПАДЕНИИ.

Договор был подписан 23 августа 1939 г. Через три дня Гитлер провел мобилизацию и уже 1 сентября 1939 г. германские войска перешли польскую границу, тем самым развязав Вторую Мировую Войну. 16 сентября немцы окружили Варшаву, а 17 сентября на территорию Польши вступили советские войска. Кульминацией советско-германского вторжения в Польшу стал совместный парад германских и советских войск, "встретившихся" в польском городе Брест-Литовске (ныне Брест), который прошёл 22 сентября 1939 г. по указанию высшего командования обеих стран. Парад принимали на трибуне с немецкой стороны известный генерал Гудериан, а с советской стороны - полковник Кривошеин (выдающийся танковый командир, впоследствии генерал, биографию которого стоит прочесть в Википедии). Жаль, что формат этого сайта не позволил разместить здесь ещё одну фотографию, на которой Кривошеин и Гудериан улыбаются друг-другу в Брест-Литовске.

В течение 1939-1941 гг., СССР и Германия тесно сотрудничали в военной, экономической и, разумеется, политической сферах. Вся (!) Восточная Европа была поделена между ними согласно Секретному Протоколу, существование которого советские и пост-советские власти отрицали вплоть до начала 1990-х гг., когда советский оригинал протокола был "найден" в коммунистических архивах. Германия и СССР быстро оккупировали каждый "свою" половину Восточной Европы и приступили, каждый на свой лад (но теми же средствами, включая массовые расстрелы), к избавлению от "нежелательной" части населения. Детали этих преступлений подробно описаны в книге Роджера Мурхауза, я же только упомяну, что из одной лишь Польши массовая высылка населения в Сибирь проводилась четыре раза. После раздела Польши, договор был изменен 28 сентября 1939г. с учетом пожеланий СССР и Германии.

Из текста Секретного Протокола следует очевидное заключение, что целью Сталина, прежде всего, были агрессия, оккупация, и полная и окончательная аннексия территорий Восточной Европы, по меньшей мере в границах бывшей Российской Империи. Наличие Секретного Протокола также опровергает миф о том, что Сталин хотел "выиграть время" и подготовить СССР к отражению германского нашествия. По этим причинам, существование протокола отрицалось советским руководством и его последователями, и держалось в глубокой тайне. Кстати сказать, общеизвестно, что сам Сталин, вплоть до 22 июня 1941г., несмотря на все предупреждения, не верил в нападение Германии на СССР.

Однако, главной причиной сокрытия Секретного Протокола является то, что из его содержания следует, что именно поддержка России позволила гитлеровской Германии решиться на войну и захватить или взять в союзники все страны континентальной Европы, кроме нейтральных Швеции, Швейцарии, Испании, Португалии. Но даже нейтральные страны не осмеливались прервать отношения с Гитлером - Швеция, например, на протяжении войны, поставляла Германии железную руду, а Швейцария принимала нацистские денежные вклады. Хотя сочувствующее нацистам правительство Испании отказалось от союза с Гитлером, оно предоставило ему в помощь "добровольческую" Голубую дивизию.

Безусловно, было бы ошибкой упрощать ситуацию тех лет. Несмотря на создание, по инициативе американского президента Вудро Вильсона, Лиги Наций, трения между странами продолжались. Победители Первой Мировой Войны, Англия и Франция, претендовали на ведущую роль в европейских делах, а проигравшие - Россия и Германия - не смирились с поражением, что, объективно, делало их естественными союзниками; к тому же, еще с петровско-екатерининских времен, соседняя Германия была главным торговым партнёром России. В 1910-1920 гг., обе страны пережили разрушительную войну, революцию, голод, инфляцию и международную изоляцию. В этот период в Германии было сильное рабочее движение и множество рабочих партий, в том числе многочисленая, влиятельная, и очень активная Коммунистическая партия - это тоже сближало обе страны, хотя было и определённое соперничество за международное лидерство. Не стоит также забывать, что нацистская партия Германии произошла, как и коммунистическая партия России, из рабочего движения, называлась Национал-Социалистическая Германская Рабочая Партия (NSDAP), главной целью считала благосостояние немецкого народа, а в качестве символа тоже имела красный флаг - пускай и со свастикой вместо серпа и молота.

Есть ещё один, гораздо менее красочный аспект - и Гитлер, и Сталин, и их приспешники были одинаково малообразованы, многие из них с криминальным прошлым.
Гитлер сидел в тюрьме за попытку фашистского путча, Сталин - за ограбление банка в Тбилиси (для пополнения партийной казны), во время которого погибло более 40 человек. Ленин с пренебрежением относился к интеллигенции, чего по-настоящему интеллигентный человек никогда себе не позволит. Будучи студентом провинциального учебного заведения, он решил пойти "другим путём" по стопам брата-террориста. Потом он спохватился и якобы закончил образование "по переписке", т.е. заочно. О качестве заочного образования врядли стоит распространяться - об этом давно позаботились тысячи любителей анекдотов. Однако, даже заочный диплом Ленина является выдумкой официальной пропаганды.

Мораль для этих людей (?) была пустым словом. Ленин, по его же словам, готов был договариваться с самим дьяволом; Сталин сказал "Нет человека - нет проблемы"; Гитлер, конечно, не оставался в долгу. Ленин был инициатором Красного Террора и Чрезвычайной Комиссии; Сталин истребил десятки миллионов "врагов народа" и лично подписывал приказы о расстрелах; Гитлер уничтожал людей из принципа. Все трое презирали и/или запрещали "буржуазное" или "неполноценное" искусство; не избежали этой участи и наука, литература, философия, образование, история, медицина, и даже спорт. Ленин называл интеллигенцию г. м, а Гитлер (Геббельс ?) сказал, что ему хочется схватиться за пистолет каждый раз, когда он слышит слово "культура". Сталин, в свою очередь, всегда относился с подозрением к деятелям культуры и науки, и многие из них окончили свой жизненный путь с его 'помощью'; это не мешало ему приглашать американских инженеров для постройки, например, Днепрогэса, и немецких и итальянских специалистов для создания "пролетарской" военной промышленности и техники. Ленин писал, что кухаркин сын может управлять государством, но, как оказалось, кухаркин сын НЕСПОСОБЕН управлять государством, не проливая при этом моря человеческой крови.

Кроме аннексии восточно-европейских земель, в России и Германии вынашивались зловещие планы покорения сначала Европы, а затем и всего остального мира; Сталин хотел поставить земной шар под эгиду коммунизма с центром в Москве, а Гитлер - под управление "высшей" германской расы. Оба диктатора считали Англию, Францию и, в какой-то степени, США главными препятствиями на пути достижения своих целей. За рубежом, сталинское руководство полагалось на коммунистов-социалистов, а нацистское - на правые движения фашистского толка. Обе страны в кратчайшие сроки создали огромные армии, причем российская военная машина по многим показателям превзошла немецкую. Гитлер предпочитал немедленные военные действия, в то время как Сталин, с присущей ему азиатской хитростью, ждал подходящего случая, такого, например, как Гражданская Война в Испании, которая была, выражаясь поэтическим слогом, попыткой стального коммунистического пера вписать новую, "пролетарскую" главу в историю центральной Европы. Кстати, в Испании отличился наш старый знакомый танкист Кривошеин. Однако, авантюра не удалась. Следующим этапом стала Финляндия, от которой была отторгнута Карелия.

К тому времени, внимание России и Германии сосредоточилось на Польше, которая, невзирая на посулы и плохо скрытые угрозы, наотрез отказалась от роли советского или германского вассала. Тут-то немецкие эмиссары и зачастили в Москву. Сначала, Риббентропу был оказан холодный прием, но его предложение о разделе сфер влияния пришлось ко двору. Польша была слишком большой страной и слишком близка географически, исторически и политически к британцам и французам, чтобы ее можно было аннексировать тихой сапой. А тут Гитлер сам предложил, чтобы немцы проделали в Польше всю грязную работу и СССР автоматически достался еще один лакомый кусок Европы; к тому же, Москва предстала бы не в роли захватчика, а в роли защитника польского народа от фашизма.

Перед самым началом войны, моя (теперь уже покойная) родственница вернулась домой из командировки где-то на западной границе. Вся семья, как тогда было принято, собралась за столом, и она, плача, сказала, что видела немецкие войска на границе и что скоро будет война. Ее подняли насмех.

Сталин просчитался, решив, что Гитлер будет таскать для него каштаны из европейского огня. После войны казалось, что его великодержавные планы осуществились, однако время расставило всё по своим местам, и Россия потеряла больше территории, чем приобрела по соглашению с Германией. Гитлер тоже хотел взять реванш с процентами за германское поражение в Первой Мировой Войне, а кончилось всё даже хуже, чем у Сталина. С тех пор, однако, Германия поумнела и стала самой процветающей страной Европы.
А что же Россия? А Россия снова усердно вооружается. В 2014 г. 17.6 процентов национального бюджета пошло на оборону, а в 2017 г. планируются беспрецедентные 20.8 процентов - чудесный подарок к столетию "великой октябрьской". Российский министр финансов уже заявил, что экономика не выдержит таких расходов, но его слова останутся гласом вопиющего в пустыне - в этом у меня нет никаких сомнений.
Так жаждется российским ура-патриотам взять реванш за поражение в холодной войне и развал советской империи зла, что они готовы начать ядерную войну и "превратить Америку в пепел" (Дмитрий Киселев). У них даже мысли не возникает, что ядерная конфронтация - это обоюдоострый меч. Но, гонка вооружений, провалившаяся ранее, провалится и теперь. Да, тратить народные денежки на пушки куда легче, чем хорошо работать и управлять экономикой.

Недавние события на Украине и в Грузии вызывают прямую ассоциацию с кризисом 1939-41 гг. Например, как и в войне с Гитлером, настоящие потери российских войск держатся в тайне от народа; впрочем, эта почтенная традиция восходит ещё к царскому времени. Меня особенно шокировала фотография передвижного крематория на Донбассе - в таких "крематориях на колесах" нынешние российские военные, чтобы избежать огласки, сжигают трупы своих собственых солдат. Кого еще они там сжигают, нетрудно догадаться. Насколько мне известно, даже Сталин не делал ничего подобного, а вот теперешние российские власти не стесняются перенимать "производственный опыт" эсэсовских зондеркоманд.

Если отбросить неоправданый оптимизм, то надо признать, что тлеющий конфликт на Донбассе способен перерасти в полномасштабную войну, и все это происходит потому, что Кремль в своей реальной политике по-прежнему придерживается доктрины силы. Я отнюдь не против сильного государства - сильная армия способна обеспечить его гражданам спокойную, мирную, "нормальную" жизнь. К сожалению, сильная армия также может служить опорой несправедливости внутри страны. Как правило, страны с плохим режимом и сильной армией легко находят повод к войне. Сочувствующие Путину могут, в свободное от поклонов время, взять собственую голову в руки и вспомнить, чем пришлось заплатить народам в двадцатом веке за амбиции таких "вождей".

В заключение, я подтверждаю, что абсолютно не претендую на авторские права в опубликованом ниже тексте Секретного Протокола 1939 г. между СССР и Германией.

Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом.
При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Висла и Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития.

Во всяком случае оба правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.

По уполномочию Правительства СССР
В. Молотов
За Правительство Германии
И. Риббентроп


Оглавление

  • Пролог
  • Договор
  • Протокол
  • Гальдер
  • Молотов

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пакт Молотова-Риббентропа. Тайна секретных протоколов предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Заключенный 23 августа 1939 г. советско-германский договор о ненападении не ущемлял интересы третьих стран. Прибалтийский кризис 1939–1940 гг. был вызван началом войны в Европе, но не имел прямой связи с советско-германским соглашением. Тем не мене именно в Прибалтике в конце 80-х годов разразилась массовая истерия по поводу преступного сговора между двумя диктаторскими режимами, якобы в результате которого Литва, Латвия и Эстония лишились независимости.

Дипломатия — старшая сестра разведки, и секретность — их мать. Общественность видит лишь результаты усилий дипломатов, механизмы же их достижения чаще всего сокрыты завесой тайны. Разумеется, секретные договоренности между странами практикуются, ибо такова есть давняя дипломатическая традиция — щепетильные вопросы межгосударственных отношений решать в конфиденциальном порядке (советская дипломатия оперировала таким понятием, как конфеденциальный протокол). Например, к договорам о взаимопомощи между СССР и прибалтийскими государствами, заключенными осенью 1939 г. прилагались конфиденциальные протоколы, определяющие порядок ввода и размещения на их территории советских войск. При этом в тексте самих договоров есть ссылка на конфиденциальные протоколы.

Есть и другой тип секретных договоренностей — решения в отношении третьих стран, имеющие крайне узкий круг лиц, посвященных в тайну. Подобные соглашения обычно оформлялись не в виде официального межгосударственного трактата, а в форме личного договора между правителями. Не припоминаю за всю историю дипломатии ни одного подобного тайного соглашения, которое бы было заключено с соблюдением официального ритуала и формальностей документооборота. Зато есть пример решения вопроса о разделе сфер влияния между СССР и Великобританией в Восточной Европе на встрече Черчилля со Сталиным в Москве 9 октября 1944 г. Вот как об этом вспоминал сам Черчилль:

Пока это переводилось, я взял пол-листа бумаги и написал: «Румыния: Россия — 90 процентов. Другие — 10 процентов

Греция: Великобритания (в согласии с США) — 90 процентов Россия — 10 процентов.

Югославия: 50 на 50 процентов.

Венгрия: 50 на 50 процентов.

Я передал этот листок Сталину, который к этому времени уже выслушал перевод. Наступила небольшая пауза. Затем он взял синий карандаш и, поставив на листке большую птичку, вернул его мне. Для урегулирования всего этого вопроса потребовалось не больше времени, чем нужно было для того, чтобы это написать. Конечно, мы долго и тщательно обсуждали наш вопрос и, кроме того, касались лишь непосредственных мероприятий военного времени. Обе стороны откладывали все более крупные вопросы до мирной конференции, которая, как мы тогда надеялись, состоится после того, как будет выиграна война.


Записка Черчилля по поводу раздела сфер влияния в Восточной Европе. Достоверность ее не подтверждается ничем, кроме слов самого Черчилля. Однако причин врать он, вроде бы, не имеет.

Поскольку советско-германские переговоры носили серьезный характер, во время бесед Риббентропа со Сталиным и Молотовым, несомненно, рассматривался очень широкий спектр вопросов, к коим относились и вопросы безопасности границ СССР. Не сомневаюсь, что в беседах было установлено представление об интересах двух держав в Восточной Европе и Балтийском море. Но рассуждать об этом можно только гипотетически.

СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ К ДОГОВОРУ О НЕНАПАДЕНИИ МЕЖДУ ГЕРМАНИЕЙ И СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ

При подписании договора о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся уполномоченные обеих сторон обсудили в строго конфиденциальном порядке вопрос о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе. Это обсуждение привело к нижеследующему результату:

1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. При этом интересы Литвы по отношению Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Вислы и Сана. Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского Государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. Во всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот протокол будет сохраняться обоими сторонами в строгом секрете.

Москва, 23 августа 1939 года

По уполномочию

Правительства СССР

За Правительство

И. Риббентроп




Кстати, история с реками имела свое продолжение. Оказалось, что Молотов и Риббентроп, перекраивая политическую карту Европы, отчего-то как раз карты под рукой не имели. В результате раздел сфер интересов был проведен по реке Нарев, которая имеет исток в Белостокском воеводстве, не касаясь своим течением границ Польши. Для устранения недоразумения якобы был составлен следующий документ.

РАЗЪЯСНЕНИЕ К СЕКРЕТНОМУ ДОПОЛНИТЕЛЬНОМУ ПРОТОКОЛУ ОТ23 АВГУСТА 1939 ГОДА

В целях уточнения первого абзаца п. 2 секретного дополнительного протокола от 23 августа 1939 года настоящим разъясняется, что этот абзац следует читать в следующей окончательной редакции, а именно:

Москва, 28 августа 1939 года

По уполномочию Правительства СССР В. Молотов

За Правительство Германии И. Риббентроп


Немецкий текст договора о ненападении по якобы захваченному союзниками микрофильму (коллекция фон Леша). Сомнительно, что третья страница договора не содержит ничего кроме подписей, не видна нумерация страниц. Многостраничные документы всегда сшивались нитью, которая скреплялась сургучными печатями, чего здесь не видно. Разве так оформляются межгосударственные соглашения? В этом случае можно третью страницу подшить к любому тексту и утверждать, что его подписали Молотов и Риббентроп.

Снова фальсификаторы прокалываются с географией: Финляндия — это скандинавская страна, а Прибалтикой называют лишь территории бывших Курляндской, Эстляндской и Лифляндской губерний Российской империи. Впрочем, для янки это мелочи — к Прибалтике они приписали еще и страну тысячи озер. Следуя их логике Германию и Данию тоже можно назвать Прибалтикой, так как их берега омываются водами Балтийского моря.

Сам по себе этот документ алогичен и противоречив. Если речь идет о разграничении взаимных интересов, то это разграничение должно обсуждаться лишь если сферы интересов двух держав соприкасаются. В случае с Польшей все более-менее понятно, поскольку на польской территории на западе проживало более миллиона немцев, защищать права и интересы которых Германия считала своим долгом, а на востоке на отторгнутых Польшей от России в 1920 г. землях жило более 10 миллионов украинцев и белорусов. Но в отношении Литовской республики возникают некоторые вопросы. С какой стати Литва отнесена в сферу интересов Германии? С Литвой из всех балтийских стран у СССР были наиболее дружественные отношения (точнее, они были не настолько плохими, как со всеми прочими). В 1938 г. именно решительная позиция Советского Союза позволила избежать агрессии Польши против Литвы, к чему все дело и шло.


Никаких значимых экономических или политических интересов у Германии в Литве после возвращения Мемеля не было. С Литвой у Германии не существовало договора о гарантиях в случае советской агрессии, а с Латвией и Эстонией соответствующие соглашения были подписаны. Эстония и Латвия — это территории бывшего Ливонского ордена, основанного в средневековье германскими крестоносцами. Немцы цивилизовали этот край, и многие века составляли в Эстляндии и Курляндии культурный и господствующий слой. Вплоть до 1940 г. там сохранялось значительное немецкое меньшинство. Литва в этом смысле стояла особняком, культурно тяготея не к Германии, а к Польше.

В случае с Финляндией никак не разрешен вопрос именно о разграничении сфер влияния — является ли финско-норвежский и финско-шведский рубежи границей советской сферы интересов, или они распространяются на всю Скандинавию? О характере германских интересов в Скандинавии нет ни слова, хотя эти интересы присутствовали, и в первую очередь, в Швеции, откуда немцы получали стратегически важное сырье для своей промышленности (из Финляндии тоже, но в меньшем количестве).

То же самое и в случае с Румынией. Она в 1918 г. оккупировала Бессарабию (Восточная Молдавия), и СССР никогда не признавал этого захвата. Москва не отказывалась от мысли вернуть утраченную территорию, и спрашивать благословления Берлина на это не собиралась. Но о предмете немецких интересов в Румынии в документе ничего не говорится, не смотря на то, что еще 23 марта 1939 г. было подписано германо-румынское экономическое соглашение, создающее предпосылки для полной переориентации на Германию всей румынской экономики.

В первую очередь это касалось поставок нефтепродуктов и продовольствия, что в случае войны приобретало стратегическое значение для Берлина. Так почему бы не оговорить этот вопрос в секретном протоколе? Ведь дав добро на пересмотр советско-румынской границы, Риббентроп не мог исключать, что территориальный спор между двумя странами приведет к войне. Вот на этот случай и нужно было договориться, что, например, территория к юго-западу от линии рек Дунай-Прут не относится к советской сфере интересов. Логично? Необходимость четкого разграничения взаимных интересов в Румынии тем более актуальна, что Бессарабия является лишь частью Молдавии — исторической румынской области. А ну как Советский Союз решит прибрать к рукам и Запрутскую Молдавию?

Во-первых, сразу после начала германской интервенции СССР не атаковал Польшу и даже не стал искать повода для вторжения. Советский Союз демонстративно отвел войска от границы еще до начала конфликта. Это вызвало очень негативную реакцию в Берлине, и Риббентроп 29 августа потребовал от Молотова объяснений через германского посла в Москве Шуленбурга и настойчиво попросил выступить с заявлением о том, что СССР наоборот наращивает свои силы на границе, объясняя это неспокойной обстановкой. Смысл просьбы понятен, ибо традиционно более мощные группировки польских войск были сконцентрированы на востоке против СССР, и Германия не желала, чтобы поляки получили свободу маневра своими силами. Однако официального советского заявления так и не последовало.

Читайте также: