Письменные источники это летописи археологические находки законодательные акты воспоминания

Обновлено: 26.11.2022

Письменным источником не следует слишком доверять, — так пишут в учебных пособиях по археологии. Доверять надо археологии.

«Археологические источники сами по себе весьма достоверны, так как они, за редкими исключениями, не создавались специально для передачи информации о прошлом, и, следовательно, в них нет той субъективности, которая присутствует в письменных источниках, отражающих взгляды автора на исторические события, его общее мировоззрение, степень осведомленности, пристрастие и определенные цели, — пишет Б.

Как видим, сам Л. Вулли не очень-то доверяет письменным источникам. А если нельзя доверять им в одной части, почему же следует доверять в другой? Почему одним источникам доверять нельзя, а другим можно?

Нужны ли комментарии к этому, высказанному известным ученым мнению? Археолог послушно пишет в хронологической таблице то, что ему сказали историки: Мес- анни-пад-да правил в 2550-х годах до н.э., (а Мес-ки-аг-га-ше-ир правил 324 года, Эн-мер-кар - 420 лет, Га-ур - 1200 лет, Ибартуту - 18 600 лет и т.д.). И такая археология называется наукой!

Бывают и более поразительные случаи. Вот заметка из современной газеты. Приводим ее целиком.

«Известный греческий археолог утверждает, что раскопал дворец, в котором жили главные герои гомеровского эпоса о Троянской войне.

Профессор Теодор Спиропулос, представитель Центрального археологического совета Греции, сообщил, что наткнулся на остатки дворца легендарного спартанского царя Менелая, из-за жены которого Елены Прекрасной произошла первая в истории война между Западом и Востоком.

Фундамент строения, по его мнению, безошибочно указывает на то, что это был царский дворец, окруженный мощными укреплениями. Раскопки проводятся около деревни

Манефон — египетский жрец из Гелиополя. Этот человек — подчеркиваем, человек, а не всеведущий господь Бог, — сидючи в Гелиополе, составил список царей Египта тридцати ДИНАСТИИ. Какими источниками он при этом пользовался, неизвестно совершенно.

Достоверно помнить данные всех этих царей он не мог, но список, тем не менее, составил. И этот список стал основой истории Египта.

Вы думаете, он все же мог помнить имена всех царей? Давайте проверим. В отличие от Египта двухтысячелетней давности, у нас в России данные о наших великих князьях и царях напечатаны в книгах, изданных, наверное, миллионами экземпляров. Вы, как и все остальные граждане страны, учились в школе, где вас заставляли читать эти книги. Династий у нас тут было отнюдь не тридцать, а только две: Рюриковичи и, после смутного периода, Романовы. Вспомните, пожалуйста, все, чему вас учили, и изложите на бумаге. И подумайте, может ли ваш труд служить источником по истории России.

Можно ли верить такой истории?

« В связи с этими находками в литературе ставится вопрос о пропасти, отделяющей высокую технику крито-микенских бронз от примитивной техники греческих, и выдвигается теория о новых пришлых племенах, принесших другую, более отсталую технику. Снова перед нами встает вопрос. имеем ли мы здесь появление совершенно новых народов, носителей новой культуры, которые начисто смели старую культуру и начинают все сначала, или же произошел социально-экономический переворот, произошла революция.

Да, трудно приходится археологам, когда вся хронология уже оформлена, причем задолго до возникновения серьезной археологии. А главное — когда археология должна подтверждать уже готовую концепцию. Кстати, только в России археология представляет собой отдел исторической науки (хотя современная история сама по себе лишь отдел филологии). А международные встречи археологов происходят не в рамках конгрессов исторических наук, а на симпозиумах антропологов и этнологов.

Рассмотрим подробнее методы работы археологов. Они таковы, что зачастую плакать хочется.

Применение стратиграфии и типологического метода дает представление лишь о последовательности событий. Переход от относительной датировки к абсолютно точной возможен, когда в одном раскопе находят недатированные вещи с такими, время изготовления которых известно.

Метод относительной геохронологии позволяет понять, какие отложения в земной коре являются более молодыми, а какие более древними, без оценки длительности времени, протекшего с их образования. Как относительная, так и ядерная геохронология мало что могут дать для определения возраста археологических находок.

«Известно, как трудно бывает геологу синхронизировать стратиграфические разрезы разных стран и материков. Археологу несоизмеримо труднее синхронизировать пласты культурных отложений в разных памятниках, отстоящих друг от друга на некотором расстоянии. Даже когда эта задача решается на основе типологических сопоставлений древнейших предметов из соответствующих слоев, то говорить о длительности того или иного периода, выраженной в общепринятых единицах времени (годах, веках, тысячелетиях), можно только весьма приблизительно, основываясь на счастливых совпадениях и интуитивных догадках.

Затем авторы переходят к той помощи, которую археологи могут получить от историков, изучивших письменные свидетельства:

Например, установленный РУ-методом возраст неандертальской стоянки Тата относил ее ко временам вюрмского похолодания. Но палеонтологические исследования обнаружили на ней много костей теплолюбивых животных, которые должны были исчезнуть с наступлением вюрмских холодов. А так как они длились несколько десятков тысяч лет, то возраст стоянки и возможности метода становятся неопределенными.

А если бы новый метод подтвердил предположения археологов и результаты РУ- метода, стали бы его критиковать. Давайте посмотрим, что происходит в таких случаях.

Так что все физические методы датирования существуют для историков лишь до тех пор, пока они подтверждают то, что нужно историкам. А поскольку разные физические методы дают разные результаты, всегда можно ими варьировать. Но в прессе говорят главным образом лишь о радиоуглеродном методе, потому что он наиболее популярен.

Археолог, не будучи физиком, отдает обнаруженные им в раскопах образцы на исследование в физические лаборатории, уже сформулировав собственное мнение по поводу своих находок. Если физик подтверждает мнение археолога, тот с радостью вставляет результаты физического исследования в свои статьи и материалы. Если же нет, археолог по- прежнему больше доверяет своему субъективному мнению, чем выводам кого бы то ни было. И эти результаты, и эти выводы остаются никому не известными.

В экспозиции нью-йоркского музея Метрополитен находится портрет римлянки, который, судя по его стилю, вполне мог бы выполнить один из учеников Никколо Пизано (ок. 1220 - между 1278 и 1284).

«Почти полвека эта скульптура украшала коллекцию произведений античного искусства ведущего американского музея, — пишет Ваганов. — Специалисты датировали ее примерно 150 г. до н.э., относя к периоду Римской республики, на протяжении которого в искусстве господствовало греческое влияние.

В 1961 г. в США появилась посвященная древнеримскому искусству монография, в которой высказывались сомнения в подлинности экспоната музея Метрополитен. Авторы нашли в портрете ряд черт, не соответствующих стилю римской скульптуры II в. до н.э. (а соответствующих стилю итальянского искусства XIII века, - Авт.). Они также заметили, что шейные украшения римской матроны в точности повторяют орнамент на крышке мраморного саркофага, хранящегося в одном из итальянских музеев. Поскольку саркофаг относится к совершенно другой эпохе (П. Ваганов не упоминает к какой, но, видимо, к эпохе Проторенессанса, - Авт.), совпадение узоров, в самом деле, представлялось странным. Короче говоря, авторы предлагали считать терракотовый бюст римлянки искусной подделкой, изготовленной в начале текущего столетия (полноты картины ради добавим, что стиль скульптуры вполне мог подойти и IV веку н.э., - Авт). Работники музея Метрополитен не смогли установить, в чьих руках находилась скульптура в XIX в., до того как она была куплена представителем музея на аукционе в Лондоне в 1916 году. Пришлось перенести ее в запасной фонд. Однако там матроне предстояло находиться не так уж долго.

Но посмотрим, что было дальше.

Так насколько оправдана вера в них археологов? Чего стоит термолюминесцентный анализ цветной керамики эпохи китайской династии Тан в случае, если он подтвердил то, что было известно историкам до него (что керамика относится к VII веку н.э.)? И можем ли мы доверять (или не доверять) исследованиям, когда они показывают, что многие образцы керамики эпохи династии Тан выполнены в XX веке? Объявленные подделками, они ведь, вместе с теми, что отнесены к VII веку, могут оказаться оригинальными произведениями XV века. И стилистически близки, и по нашей синусоиде XV век относится к той же линии № 7, что и VII век.

Вообще датирование подлинных терракотовых скульптур XIV-XV веков связано с большими трудностями. Эти объекты, говорят физики, не успели запасти достаточное количество энергии, полученной при распаде ядер долго живущих изотопов. Значит, наблюдаемые сигналы слишком малы, чтобы добиться точности измерений. Таким образом, ряд произведений эпохи Ренессанса могут быть запросто объявлены физиками поддельными.

Историк собирает факты, изучая письменные источники: летописи, хроники, документы. Но остается нерешенным вопрос, адекватно ли отражают летописи и прочие тексты реальность происходившего. Даже одни и те же исторические документы прочитываются разными историками по-разному, не только в смысле языковых разночтений, но и в смысле различного толкования (интерпретации). Более того, историк занимается реинтерпретацией, а само толкование сути события принадлежит автору хроники. Таким образом, уже на уровне первичного сбора фактов, обнаруживая разные связи (пространственные, временные, экономические, политические и т.п.) между исходными данными в разных летописях, историк имеет дело лишь с одной из версий события.

Археолог же имеет дело не только с интерпретациями своих первичных наблюдений, но и письменных источников. А когда их мало, дело становится совсем плохим.

А. Мартынов указывает студентам-археологам:

В Южной Сибири нашли куклы в человеческий рост, набитые сеном, в каждой из которых был спрятан мешочек с пеплом покойного. Куклы одеты в меховые шубы, собольи шапки, обуты в кожаную обувь и украшены посмертными масками из керамики. Археологи решили, что обладатели меховых шуб то ли гунны, то ли сарматы, причем, эти гунны-сарматы очевидно принадлежали разным этносам.

А. Мартынов и Я. Шер прямо пишут о версиях в истории:

«Логическая структура разработки исторических выводов по археологическим фактам подобно тому, как разрабатываются версии в криминалистике. Обычно, сначала рассматривается несколько версий, а затем из них вырабатывается самая непротиворечивая. Чем больше взаимосвязанных фактов используется при интерпретации, тем труднее дать им непротиворечивое истолкование. В практической работе и в археологической литературе редко приходится наблюдать, чтобы рассматривались неоднозначные варианты исторической интерпретации. Много чаще встречается интерпретация на примерах. Но если пользоваться только примерами, то практически к любой гипотезе можно подобрать подтверждающие ее факты. Неоднозначность исторической интерпретации

Все правильно, и было бы совсем хорошо, если бы не. навязанная историческая концепция. Наша традиционная хронология порождает такую же ситуацию, как и в случае с профилактикой терроризма. Милиционерам объявлено: будьте бдительны, а в задержаниях — объективны. Главное, не забывайте, что у терроризма мусульманское лицо. И после этого о какой-либо объективности можно забыть.

Не следует думать, что мы с пренебрежением относимся к труду археологов. Это не так. Наш разговор — о хронологии.

Шведский археолог О. Монтелиус заложил основы типологического метода, согласно которому мечи с одной рукояткой относятся к одному веку, а с другой — к следующему. Как будто в одном и том же веке не могли делать мечи с разными рукоятками! Монтелиус поделил бронзовый век Северной Европы на шесть стадий. Вслед за тем С. Мюллер поделил бронзовый век Дании на девять временных групп. П. Райнеке поделил южногерманский бронзовый век на четыре ступени. Многие исследователи делили эти периоды на подпериоды. В XIX веке была какая-то страсть все поделить. И в XX тоже.

Ножи, например, ковались из плавленой металлургической меди при температуре около 300°С, их обжигали, а затем вхолодную отковывали лезвия, придавая им большую твердость. Шилья отливали в односторонней (открытой) форме, затем дорабатывали ковкой. Один конец, имевший после отливки прямоугольное сечение, превращался в круглое острие. Известны и маленькие гвоздики с полусферической шляпкой; форма головки достигалась свободной ковкой.

Металл для изготовления зеркал — медь с естественной примесью свинца, серебра, никеля, железа и серы. Зеркала отливали, после чего длительно проковывали с промежуточными отжигами.

Нам кажется, что все эти металлические изделия, а также и топоры, могли появиться приблизительно в одно и то же время, во всяком случае, с небольшим интервалом. Историки же полагают, что от появления шила до ножа должна пройти тысяча лет, и до изобретения топора — еще тысяча.

Все эти орудия, в том числе каменные, использовались и в Средние века. Вспомним битву при Гастингсе, где бойцы рубились каменными топорами.

Н. Терехова пишет:

Лишь много позже, в IV-III тысячелетии расширяется ассортимент металлической продукции. Это ножи, топоры с поперечным лезвием, двойные топоры, тесла, сосуды, зеркала и т. п.

Как можно датировать медные изделия и куски медной руды радиоуглеродным методом? По обнаруженным рядом древесным углям? Все эти заявления вызывают лишь недоумение.

Археологи очевидно следуют за историками. Поэтому надо вспомнить и про столь милые их сердцам нашествия варваров, которые заставляют забывать обо всех знаниях, накопленных предшествующими поколениями, и начинать все заново. Люди садятся кружком, тупо уставясь на медный топор и думают, откуда взялось такое чудо. А лет через триста их праправнуки начинают с самых примитивных приемов металлообработки, делая бусы и, видимо, мечтая, что когда-нибудь тоже смогут сделать такой же топор.

На наш взгляд, ничто не противоречит тому, что короткие бронзовые кинжалы могли использовать одновременно с длинными бронзовыми, и даже железными мечами (железные были намного дороже, иметь их не всякий мог себе позволить). А уж то, что рукояти, будь они овальные или восьмигранные, с поперечными валиками на эфесе или без них, с антенной-навершием в виде двух спиралей или двух конусов, со стрельчатым вырезом у основания рукояти или без него, могли изготавливаться одновременно в период, который мы все привыкли называть ранним Средневековьем, — не требует специальных доказательств.

Нам скажут, что эти предметы найдены в погребениях, не имеющих ничего общего со Средними веками. Но ведь это только чье-то субъективное мнение, и не более того. А по нам, так все эти предметы очень даже подходят для VI, VII, VIII веков н.э.

Быстрое распространение железа противоречит только официальной хронологии. Нашей версии истории оно вовсе не противоречит. По-нашему, железо распространялось так же быстро, как и бронза, и двухсот-трехсот лет на эпоху раннего железа вполне достаточно. Технический переворот, вызванный распространением железа, позволил значительно увеличить площади обрабатываемых земель, притом не только в безлесных, но и в лесных местностях. Все это достаточно хорошо известно. И понятно.

Ну, и что же делать археологам, если турки — это не турки?

Нас, конечно же, занимает вопрос о развитии славянской культуры. Он тоже далеко не решен. Выдвигаются разные гипотезы.

Так в том-то и дело, скажем на это мы, что с VI-VII веков начинается бронзовый, а то и каменный век. Но археологи такую версию даже представить себе не могут. У них другие даты:

«История славянских народов рисуется следующим образом: начиная с бронзового века (начало II тысячелетия до н. э.) и до IV века н.э. на основной территории обитания славянских племен существовали родственные культуры, среди которых наибольшее влияние имели венеды.

Так их недостаточно, или вы разобраться не можете? Разобраться в истории (и археологии) мешает общепринятая хронология. И те шаблоны, которые есть в головах у авторов.

Нет, никак не подтверждают материальные источники сведения, полученные археологами на исторических факультетах. А потому молчат их находки. Но хотя бы не лгут.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ -
ОТКУДА МЫ ЗНАЕМ, КАК ВСЕ ЭТО БЫЛО?

Откуда вообще берутся исторические знания людей? Почему мы можем утверждать, что в то или иное время все было так, а не иначе?

Дело в том, что все, что когда-то происходило на Земле, оставляет после себя следы.
Человеческая цивилизация - не исключение.
И всякое наше историческое знание - подлинное знание - всегда строится на работе с реально дошедшим до нас предметом прошлого - с историческим источником, с тем самым оставшимся после минувших времен материальным следом.
Эти источники - источники нашей информации о прошлом - бесконечно разнообразны.
В этой работе мы как раз и познакомимся с теми основными видами источников, с которыми работают ученые и которые помогают нам узнать то, что происходило в прошлом.
Основные группы источников, с которыми имеют дело исследователи-историки, таковы:
1. Письменные источники: то, что записано в интересное нам время на бумагу, или любой другой материал, любые древние сочинения - саги, летописи, законы, записи легенд и т.п.
2. Археологические источники - предметы, изготовленные в стародавние времена и сохраненные землей: древние постройки, могилы, клады, оружие, предметы быта и многое другое.
3. Изобразительные источники: живопись, скульптура того времени, про которое мы хотим получить информацию.
4. Этнографические источники - материалы, собранные этнографией - наукой о народах и их традиционной культуре.А теперь узнаем их поближе.

Письменные источники

Это основная, самая ценная для историка группа источников. Мы слышим голоса людей того времени, их язык, их мысли, мы видим, как они сами представляли себе свое время. Правда, при работе с ними возникают определенные трудности. Язык и письмо людей прошлого отличались от языка и письма нашего времени. Изучением древнего письма и вопросами его прочтения занимается отдельная наука - палеография, и целый комплекс подобных вспомогательных наук существует для работы с самим текстом - текстология, герменевтика и т. п. Ведь источник мало просто прочитать - нужно понять его смысл, выжать из него максимум информации.
Письменных источников очень много, но здесь мы остановимся только на тех из них, которые рассказывают о нашем времени - эпохе викингов.
Все, что было написано в прошлом (в нашем случае - в средневековье) и дошло до наших дней, называется в науке "письменными памятниками".
Подавляющее большинство средневековых памятников сохранились в некотором числе рукописных копий - так называемых списков. Списков у того или иного произведения может быть два, три, сто - в зависимости от того, насколько сильно оно было востребовано в то время, когда существовало, насколько стремились его прочитать и сохранить для других.
Письменные памятники недолговечны. Они портятся со временем, они горят в пожарах, их похищают и т.п. Но все же некоторые из них сохранились и до сего дня.
Посмотрим, какие же из письменных источников могут помочь нам в изучении нашего времени - эпохи викингов, и нашего региона - Древней Руси.

Русские письменные источники по истории Руси Х - Х1 вв.

Письменные источники, хранители текста - основа исторического знания. Они дают возможность услышать язык эпохи, передают хронологическую последовательность событий, рисуют картины отношений внутри общества в изучаемое время, словом, создают тот каркас, на котором впоследствии можно будет разместить данные других групп источников - археологических, этнографических и т. д. - для того, чтобы создать полное, целостное представление о том или ином отрезке истории человечества.
В нашем обзоре мы познакомимся на общем уровне с теми русскими письменными памятниками, которые могут привлекаться для изучения политической и экономической истории раннесредневековой Руси, реконструкции древнерусского общественного устройства, хозяйства и быта.
Конечно, наибольший интерес для нас будут представлять памятники, современные событиям 9-11 вв. ( а таких очень мало), или максимально близкие к ним.
Следует отметить относительную скудость письменных источников по ранней русской истории. Немногочисленность сохранившихся памятников, их сжатый, скупой текст дают большой простор для противоречивых толкований. Вся огромная масса литературы по древнейшему периоду истории Руси - а в этой литературе встречаются концепции, прямо противоположную друг другу, создана на одном и том же, весьма ограниченном источниковом материале.
Распространение письменности у восточных славян связано с утверждением на Руси христианства в 988 г. Одновременно с кириллической азбукой, сложившейся на территории Болгарии в конце IX в. (на основе греческого алфавита), на Руси бытовала (до XII в.) глаголица - оригинальная западнославянская письменная система, вернувшаяся в XV в. как один из вариантов тайнописи.
Уже в XI в. на Руси активно переводилась и переписывалась богослужебная и богословская литература. Получили распространение различные сборники слов и поучений отцов церкви. Были известны древнерусскому читателю и византийские исторические сочинения. Наша древнейшая рукописная книга - Остромирово Евангелие датируется 1053-56 гг.
Подавляющее большинство письменных памятников средневековой Руси сохранились в некотором числе рукописных копий - так называемых списков. Списков у того или иного произведения может быть два, три, сто - в зависимости от того, насколько сильно оно было востребовано в то время, когда существовало, насколько стремились сохранить его для последующих читателей.
Переписчики древнерусских памятников нередко вносили в их текст изменения (например, сознательно опускали тот или иной фрагмент при переписывании, или наоборот, вставляли что-то новое). Так появлялись различные редакции памятников.
В нашем обзоре древнерусские письменные памятники, наиболее близкие к IX-XI вв. и наиболее пригодные вследствие этого для использования в качестве исторических источников по этому периоду, будут рассмотрены в следующем порядке:
1)Летописи;
2) Правовые памятники -Правда Русская, княжеские уставы и русско-византийские договоры;
3) Другие источники - богословская литература и переводные сочинения, берестяные грамоты, эпиграфика.

1) Главным источником по истории всего русского средневековья являются, бесспорно, русские летописи - основное хранилище наших исторических знаний вплоть до XVIII в.

Летописи - это обширные исторические сочинения, излагающие историю нашего государства в хронологическом порядке, по годам (на древнерусском языке - по "летам", откуда и появился сам термин). Любая летопись - это, в первую очередь, собрание погодных статей - отдельных описаний событий, случившихся в то или иное "лето". Например:

В лето 6489 [981 г.]. Иде Володимеръ к ляхомъ и зая грады их, Перемышль, Червенъ и ины грады, еже суть и до сего дне подъ Русью. В сем же лете и вятичи победи, и возложи на них дань, от плуга, якоже отець его имаше.[ 1, стб. 81]

В эти описания попадают те события, которые интересовали составителя данной летописи - военные походы князей, строительство новых храмов, стихийные бедствия, нашествия иноземных захватчиков, рождение и смерть князей или церковных деятелей и т.п., то есть, как правило, события выдающиеся. О повседневном быте народа представления по летописям мы не получим - для этого нужно внимательно разбирать текст, выуживая оттуда редкие, случайные упоминания. Но общий ход истории летописи рисуют прекрасно.
Летописи состоят не только из погодных статей - они включают и множество вставных текстов. Это могут быть жития святых, поучения, дипломатические договоры, воинские повести. Таким образом, каждая летопись представляет собой сложный свод, опирающийся на широкий круг разнообразных источников.
Летописи никогда не повествуют о русской истории в отрыве от истории всеобщей. История Руси в них всегда привязывается к истории всего остального христианского мира - как правило, через библейские события.
Летопись не только хранит исторические знания, она также несет идеологическую нагрузку. Это необходимо учитывать при использовании летописей в качестве источника для реконструкции событий, общественных отношений, быта и т. п.
Летописи бывают общерусские и местные, официальные и независимые. Происхождение летописи, условия, в которых она создается, влияют на то, как именно будут в ней освещены события русской истории. Составитель летописи всегда использует в своей работе летописи более ранние, в которые он вносит какие - то исправления и дополнения. Так был создан и главнейший наш источник по истории раннесредневековой Руси -"Повесть Временных лет".
"Повесть Временных лет" (далее - ПВЛ) была создана в Киеве в начале ХII в. Текст ее дошел до нас в составе более поздних летописей - Лаврентьевской, Ипатьевской, Радзивилловской, Летописца Переяславля Суздальского и др. ПВЛ - главный источник по самому раннему периоду истории Руси. Другая древнейшая летопись - Новгородская Первая младшей редакции (или младшего извода) - сохранила текст одного из сводов, предшествовавших ПВЛ.
ПВЛ представляет собой итог последовательной переработки нескольких летописных сводов, составлявшихся в Киеве на протяжении ХI в. Древнейший из них был, вероятно, создан около 1037 г. Следующими этапами стали своды 1073 г. (в нем появилась датировка событий с точностью до дня) и 1093 г. (этот свод, иногда называемый в литературе Начальным, отразился в Новгородской Первой летописи). Именно на этом этапе работал над летописью киево-печерский монах Нестор, известный также как агиограф (т.е. автор житий). На основе Начального свода были последовательно, с различными дополнениями, созданы три редакции ПВЛ. Первая в чистом виде до нас не дошла и может быть выделена только на основе анализа текста второй редакции, представленной в Лаврентьевской летописи и снабженной припиской игумена Выдубицкого монастыря Сильвестра, и третьей, отразившейся в Ипатьевской летописи.
У ПВЛ есть и внелетописные источники. Это книги Священного Писания, переводные византийские исторические сочинения (Хроника Георгия Амартола, "Летописец вскоре" патриарха Никифора и др.), Житие Василия Нового, "Откровение" Мефодия Патарского и ряд других. В ряде случаев составитель ПВЛ использовал, видимо, и устные рассказы очевидцев событий. Одним из таких информаторов был, например, знатный киевлянин Ян Вышатич, который мог рассказать летописцу о событиях на Белооозере в 1071 г.
Основа ПВЛ, как и всех других летописей - набор погодных статей, охватывающий время с 852 до 1113-16 гг. Этому набору предшествует недатированная часть - введение, рассказывающее о расселении славянских народов и о взаимодействии славян со своими соседями. Погодные статьи ПВЛ имеют различную величину, в зависимости от того, насколько интересовало то или иное событие редактора летописи. В тексте ПВЛ иногда встречаются и совершенно пустые статьи.
Помимо погодных статей ПВЛ включает религиозные поучения, фрагменты богословских текстов, искусственно созданные исторические легенды (например, о путешествии по Руси апостола Андрея). Вероятно, такой легендой является и породивший колоссальную полемику в научной литературе рассказ о призвании Рюрика.
ПВЛ создавалась в Киеве и потому имеет четко выраженную киевоцентристскую направленность. Так, описывая нравы славянских племен (в недатированной части ), летописец противопоставляет "кроткому и тихому" обычаю полян "зверинский" образ жизни древлян и других славянских племен.

2) Правовые памятники. Записи древних законов - ценнейший источник по истории общественного устройства, позволяющий представить, из кого же общество раннего средневековья состояло и чем люди из разных общественных прослоек отличались друг от друга, что они могли и чего не могли делать, как вершилось тогда правосудие, какие существовали денежные единицы и как оценивалось имущество. Самый знаменитый и обширный из памятников древнерусского права, главный наш источник для реконструкции мира общественных отношений Древней Руси, известен под названием "Правда Русская" (т.е. "Русский закон").

"Правда Русская", сохранившаяся в составе более поздних летописей и юридических сборников - Кормчих и Мерил Праведных, появилась в результате упорядочения, доработки и записи князем Ярославом Владимировичем и его преемниками существовавших ранее обычаев. Сама она известна в нескольких вариантах - редакциях, относящихся к разному времени. "Правда Русская" была основным правовым документом Руси до XIV в.
Самый первый вариант "Правды" - ее краткая редакция - читается в тексте Новгородской Первой летописи младшего извода. "Правда" представляет собой набор статей, освещающих различные ситуации, имевшие место в жизни древнерусского общества XI-XII вв. В краткой редакции ПР исследователи выделяют Древнейшую Правду - первые 18 статей. Выделение это достаточно условно, как условна и сама разбивка текста ПР на статьи - оригинал никакой нумерации не имеет. Основу текста Древнейшей Правды составляют преступления против личности - убийства, нанесение увечий, оскорбительные жесты, разбираются в ней также ситуации, связанные с незаконным использованием или порчей чужого имущества, уже в этой, самой архаической части "Правды Русской" упоминается несвободная часть русского общества XI в. - холопы и челядь. Вторая часть текста Краткой Правды - это т. наз. Правда Ярославичей (ее подзаголовок включает имена князей - составителей). Всего в Краткой Правде 43 статьи.
Каждая из статей ПР имеет две части - диспозицию и санкцию. В приведенном ниже примере текста "Правды" санкция выделена курсивом:

Убьет муж мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, любо отцю сына, или братучаду, любо сестрину сынови; аще не будеть кто мьстя, то 40 гривен за голову…[2, с.77]

Позднее, в XII в., на основе Краткой Правды появилась пространная редакция ПР, отражающая реалии времени уже более позднего, нежели интересующая нас эпоха. В Пространной Правде встречаются блоки статей, посвященные различным категориям зависимого населения Древней Руси, статьи, регламентирующие судопроизводство и раздел имущества и т.п. Всего в Пространной Правде можно выделить 121 статью. Во многом на Пространную Правду опираются законодательные памятники XIII-XV вв. - уставные и судные грамоты, Судебник 1497 г.
Правда Русская - самый обширный, но не единственный памятник законодательства Древней Руси. В тексте ПВЛ сохранились, например, русско-византийские договоры 907, 911, 944 и 971 гг. Вскоре после введения христианства появился Устав князя Владимира Святославича, разграничивавший преступления, находящиеся в ведении светского и церковного суда. Этот устав сохранился в более поздних - XIII-XV вв. - списках. Позже появился Устав Ярослава Владимировича, в котором не только перечисляются преступления, подлежащие церковному суду, но и устанавливаются наказания за них:

Аще кто с животиною блуд створит, митрополиту 12 гривен, а в опитимью и в казнь по закону.[2, с. 268]

Сохранившийся текст обоих уставов появился в результате позднейших наслоений на оригиналы, восходящие непосредственно ко временам Владимира и Ярослава. Эти уставы - ценный источник для изучения древнерусского семейного права, они отразили сложный процесс христианизации восточнославянского общества в XI - XII вв. Среди преступлений, перечисленных в Уставе Владимира, есть например, такие:

А се церковнии суди… потвори, чародеяния, волхвования… или кого застанут с четвероножиною, или кто молится под овином или в рощеньи, или у воды… [2, с. 245]

Это не что иное, как пережитки дохристианских, архаических верований.

3) Другие источники. В сущности, любой памятник древней письменности уже представляет собой исторический источник, даже если он и не несет какой - либо исторической или юридической информации. Письменные памятники дают возможность изучать язык и культуру эпохи. Предметная лексика языка, определенная на основе анализа памятников, вполне может использоваться при реконструкции древнерусского быта, костюма, вооружения. Поэтому в качестве источников по ранней русской истории могут и должны привлекаться все более или менее близкие по времени создания памятники письменности: переводные сочинения, сборники устойчивого состава, появившиеся на Руси уже в XI в., ранние сочинения русских писателей: "Память" и "Похвала" князю Владимиру монаха Иакова, "Слово о законе и благодати" митрополита Илариона, "Поучение" новгородского архиепископа Луки Жидяты.

Своеобразную группу источников, сочетающих в себе признаки как источников письменных, так и археологических, представляют собой памятники эпиграфики - различные надписи на предметах быта, на оружии, на стенах храмов. Древнейшие русские надписи относятся к X в. (например, широко известная надпись "гороухша" на корчаге из Гнездова). Эпиграфика может свидетельствовать об уровне распространения грамотности, надпись на клинке меча, найденного близ деревни Фощеватая под Полтавой ("Людота коваль") позволила сделать вывод о существовании на Руси самобытного оружейного производства. Интерпретировать данные эпиграфики необходимо в сопоставлении с материалами других источников, как письменных, так и археологических.
Ценнейшим источником для изучения древнерусской повседневности стали берестяные грамоты, открытые в 1951 г. при раскопках Новгорода, а позже - и в некоторых других древнерусских городах. Древнейшие грамоты относятся ко второй четверти XI в.. Среди берестяных грамот встречаются долговые обязательства, вызовы в суд и даже любовные записки. Грамоты дополняют, расцвечивают данные юридических и исторических сочинений, они написаны своеобразным языком, близким к разговорной речи. На сегодняшний день таких грамот известно уже более тысячи.

Некоторые публикации древнерусских письменных источников и работы о них:

Дом мужчины — его крепость, но только снаружи. Внутри это чаще всего детская комната. Клэр Люс
ещё >>


Одна из главных особенностей истории как науки заключается в том, что исследователь, то есть историк, изучает события, явления, которые канули в Лету, когда-то ушедшие в несуществующую реальность. Отсюда следует, что историк, в отличие от физика или химика, не имеет возможности наблюдать и записывать изучаемый объект.

книга и лупа

Таким образом, источник, который содержит какую-либо полезную информацию для изучения, сегодня зовется памятником исторической реальности либо историческим предметом, а также реликтом истории культуры или событий прошлого.

Введение

В нашей статье мы вам расскажем о видах исторических источников. Осуществление грамотного исследования без реликтов невозможно. Дело в том, что если отсутствует исторический источник, это значит, что нет и истории как науки. Это истина, которая не требует доказательств в традиционной историографии. События ушедших лет доходят до человечества в двух видах исторических источников, о которых дальше мы продолжим разговор.

Яркие примеры

Расположение древних населенных пунктов в окрестностях гор и рек, которые протекали несколько веков тому назад, определяли жизнь народов, расселившихся здесь когда-то. Их язык и песни, пословицы и предания, законы, летописи, предметы быта, украшения, книги, а также хроники — все это можно назвать исходным материалом. Именно по этим предметам историк и познает прошлое.

старые книги

Теоретический аспект изучения вопроса видов исторических источников

старинные монеты

Отечественные исследования

В России в начале ХХ века среди историков был признан А.С. Лаппо-Данилевский. Он последовательно и точно разработал типологическую классификацию памятников. В основу его классификации лег принцип степени близости реликта к отраженному в нем явлению.

Огромное признание заслужили схемы видов исторических источников Л.Н. Пушкарева, которые научный свет увидел в 1975 году. Однако спустя 6 лет, а именно в 1981 году, их улучшил И.Д. Ковальченко.

Определение термина

Схема

Рассмотрим каждый вид более подробно.

Письменные источники

Данный вид принято отмечать как самый многочисленный. Историки подразделяют его еще на несколько подвидов:

1) законодательные источники включают в себя реликты древнерусского и светского права, своды законов и т. д.;

2) актовый материал;

3) литература и публицистика;

4) делопроизводственные документы;

5) статистические документы;

6) материалы личного происхождения: дневники или переписка;

7) периодическая печать.

золотое кольцо

К особенностям анализа письменных видов исторических источников относится определение точной даты, а также места их составления. Источниковед пытается определить автора, а также подлинность исторического материала. Кроме того, целью его исследования является определение мотива, для чего был составлен документ. Ученый сравнивает и сопоставляет источник с другими документами, чтобы выявить целостность, которая не противоречит картинам прошлого.

Так, мы с вами рассмотрели письменные типы и виды исторических источников.

Материальные источники

Ко второму типу следует относить вещественные реликты — это архитектурные ансамбли, руины жилищных комплексов, остатки ремесленного производства, украшения, произведения искусства, а также боевые приспособления. На сегодняшний день огромная часть вещественных памятников спрятана под землей или толщей воды. Ежедневно из недр земли специалисты путем раскопок извлекают материальные свидетельства Древнего мира и Средневековья. Ценность археологических работ первостепенна только тогда, когда происходит реконструкция древнейших эпох и этносов, которые не имели письменности.

Таким образом, особенность работы археолога заключается в том, что исследователь часто обращается к применению вспомогательных дисциплин истории, естествознания и точных наук.

золотая монета греков

Виды вещественных исторических источников преподносят человеку основной пласт информации о явлениях и событиях, которые произошли до момента появления письма, так как они дополняют первую группу источников, но, к сожалению, они не вправе дать археологу полное описание исторического события.

Когда археолог находит материальный реликт, ему предстоит установить возраст находки путем анализа, определить материал, из которого ее изготовили, а также необходимо смоделировать историческую ситуацию, когда использовали данный артефакт.

А мы с вами продолжаем рассматривать виды исторических источников с примерами и переходим к третьей группе – этнографическим источникам.

серьги из золота

Этнографические источники

греческий акрополь

Среди этнографических источников самыми ценными считаются древние письменные документы, такие как папирусы, летописи, клинописи и другие подобные реликты. Их ценность заключается в том, что в них имеется комплексная и разнохарактерная этнографическая характеристика. В группу ценных этнографических материалов относят даже изобразительные памятники – это рисунки и орнаменты, а также скульптуры. К примеру, народные узоры были придуманы для того, чтобы отразить сюжеты древней мифологии или сущность религиозных верований, а также они передавали символы языческих культов.

Отдельно этнографические источники изучает такая смежная наука, как этнография. Ученые, исследуя определенную сторону жизни рода или клана, активно привлекают информацию, полученную с помощью других наук. К примеру, фольклор, археология, история, география, религиоведение, психология. Особенно активно взаимодействуют между собой археология и этнография.

Примерами этнографических источников считаются национальная одежда, ритуалы, похоронные обряды, свадебные церемонии и другие. В первую очередь этнографы изучают духовную культуру, этническую специфику. Но на этом основные виды исторических источников не заканчиваются, переходим к следующей группе.

кинжал султана

Фольклорные источники

Таким образом, мы с вами переходим от древнего вида источников к более современным.

Фото и видеодокументы

Это последний основной вид исторических источников. Считается самым современным. Как вы догадались, к нему относятся фотографии с изображением исторических персон и событий, кинохроники, документальные фильмы, а также художественные ленты, которые считаются частью духовной и массовой культуры.

Можно ли доверять всем видам источников?

Итоги

Документы, летописи, письма, мемуары, дневниковые записи.

Предметы быта, украшения, ремесленные изделия, военные сооружения, архитектурные воплощения.

Обряды, традиции, костюмы, кухня.

Легенды, былины, эпос, песни, сказки, пословицы, поговорки.

Фото и видеодокументы

Фотографии, снимки, киноленты, хроники.

Запомните!

Итак, чтобы не совершать ошибок, историк или археолог должен руководствоваться несколькими правилами. Во-первых, нельзя исследовать историю по художественным или мультипликационным произведениям. Во-вторых, необходимо критично и вдумчиво читать описания исторических событий как в литературных произведениях, так и на полотнах художников, несмотря на то что творец является современником событий. В третьих, не все реконструкции давно минувших событий считаются достоверными. В-четвертых, не всегда нужно верить тому, что пишут в газетах или популярных журналах. В-пятых, историк не имеет права составлять представление об историческом факте всего лишь по одному источнику.

Таким образом, мы с вами рассмотрели виды исторических источников, схемы. Подобрали для вас самые яркие примеры, рассказали о самых выдающихся источниковедах и их трудах.


Систематизация источников, по мнению ученого, теснейшим образом связана с целями и задачами исследования. Задача систематизации – сделать обозримыми для историка-исследователя выявленные источники, сгруппировать их, помочь в отыскании нужных фактов, определить возможный объем материала, подлежащего изучению, и т. д. Цель систематизации – чисто служебная, вспомогательная: создание такой системы, которая полнее раскрывала бы содержание изучаемых источников.


Под классификацией источников Л. Н. Пушкарев понимал:

…раскрытие внутренней необходимой связи между различными типами, родами и видами источников. Эти связи изначально заложены в источниках, присущи им с момента их возникновения, объективны и независимы от воли историка-исследователя… …Систематизация – приведение источников в определенную систему по выбору историка-исследователя в зависимости от целей его исследования. Это практическая задача.

Задача классификации – разделить источники на такие группы, которые изучаются близкими, сходными приемами и способами, то есть связать классификацию источников с методикой их изучения. Классификация не просто систематизирует источники в удобные для изучения группы, а способствует их познанию, является одним из способов и средств этого познания. Одна из целей классификации – указание пути и форм возникновения новых типов, родов и видов источников.

Необходимость классификации вызвана потребностью:

· во-первых, разобраться во все увеличивающейся массе исторических источников, с наибольшей полнотой выявить источники по определенной теме;

· во-вторых, определить методы их научного изучения.

Существенным и очень важным теоретическим вопросом при разработке системы классификации исторических источников является выбор основания их деления. Научное значение классификации зависит от того, насколько правильно выбран принцип деления и с какой степенью последовательности он применен.

Из историков, работавших в XIX – начале XX в., наиболее общую, обладающую чертами универсальности и всеобщности классификацию исторических источников и заключенных в них сведений дали И. Г. Дройзен, Э. Бернгейм, А. С. Лаппо-Данилевский. Они делили источники на две группы:

· остатки культуры;

· исторические традиции (предания).


Остатки они считали частью исторического факта и доверяли им больше, чем традициям, но только в том случае, если подлинность остатка доказана. Тогда, по мнению ученых, источники можно вводить в историческое исследование без применения к ним критического анализа. Достоверность же исторических традиций нуждается в проверке, так как, с их точки зрения, они удалены от исторического факта на определенную временную дистанцию и в них могут содержаться субъективные оценочные суждения автора источника.

· вещественные (предметы археологических раскопок, вещественные остатки);

· устные (былины, сказки, исторические песни, пословицы, поговорки, различные поверья, народные легенды, стихи, частушки);

· письменные (летописи, хронографы, акты публичного и гражданского права, мемуары, письма, политические сочинения, жития святых, документы по внешней политике, исторические и историко-литературные печатные издания и сборники, записки иностранцев).


В начале 1930-х гг. С. Н. Быковский, подчеркивая условность существующих классификационных систем, предложил делить источники на четыре основных группы:

· устная традиция (древнейшая форма передачи очевидцами известий о пережитых событиях);

· вещественные памятники и традиции в изображениях;

· пережитки (в быте, нравах, учреждениях общества).

М. Н. Тихомиров объединил исторические источники по истории России в пять больших групп:

· по древнейшей истории;

· по истории Киевской Руси;

· по истории периода феодальной раздробленности;

· по истории Русского государства XVI–XVII вв.;

· по истории России XVIII в.

Внутри этих хронологических разделов источники были систематизированы по происхождению и по видам. Данный принцип вошел в практику преподавания источниковедения в вузах.

· по социально-экономической истории;

· по истории внутренней и внешней политики;

· по истории общественно-политической мысли и культуры и т. д.

В целом к 1960-м гг. сложилось общепринятое в современном отечественном источниковедении деление всей совокупности исторических источников на шесть групп:

· письменные;

· вещественные;

· лингвистические;

· этнографические;

· устные;

· кинофотофонодокументы (позже последняя группа была разделена на две: кинофото- и фонодокументы).

Благодаря теоретическим исследованиям и дискуссиям в области проблем классификации исторических источников к началу 1970-х гг. в научной и учебной литературе утвердилась типовидовая система деления исторических источников в контексте формационного подхода.

А. П. Пронштейн и И. Н. Данилевский, в свою очередь, отмечали определенные трудности в делении источников на виды из-за глубокой органической взаимосвязи отдельных видов и разновидностей источников между собой, вследствие чего многие виды образуют комплексы близких по своему характеру источников. В то же время определяющими видовыми признаками они называли внутреннюю форму источника, его структуру, единство происхождения, содержания и формы, связанных с целевым назначением исторических свидетельств.

Наиболее общая черта – способ кодирования содержащейся в источнике информации – позволяет, считал ученый, наметить не только определенные типы источников, но и, объяснив наличие переходных типов, подчеркнуть непрерывность деления и возможность возникновения новых типов исторических источников.

С точки зрения Л. Н. Пушкарева, внутренним признаком, отличающим документальные источники от повествовательных, является преобладание отображения или воплощения действительности в источнике.

В одних источниках отображается и далекое прошлое в виде рассказа, предания (устного или письменного), и живое настоящее, так как источник является одновременно и историческим фактом. В других ничего не говорится о том прошлом, которое совершилось до создания самого источника, но много различных фактов, сведений и черт, которые свидетельствуют о многообразном воплощении исторической действительности в данном письменном источнике.

Таким образом, в первом случае мы имеем дело с повествовательными источниками, рассказывающими о прошлом или настоящем, во втором – с источниками документальными, которые сами по себе являются документом, подтверждающим историческое настоящее по отношению ко времени создания документа.

Практика источниковедческого анализа свидетельствует о том, что некоторые виды письменных источников могут быть объединены (в пределах рода) в особые категории, имеющие схожие особенности происхождения, содержания и формы. Эти категории, по аналогии с классификационными схемами других наук, историк назвал разрядами.


Иной взгляд на проблему классификации исторических источников отражен в научном наследии И. Д. Ковальченко. Ученый доказывал, что к этому методологически сложному вопросу следует подходить с позиции трех аспектов информации (прагматический, семантический и синтаксический), в контексте которых им и была проанализирована природа исторического источника.

Первый, наиболее общий уровень классификации исторических источников – по методам и формам отражения действительности – И. Д. Ковальченко выделил, исходя из синтаксического аспекта информации. Вся совокупность исторических источников при этом четко делилась на четыре группы, или типа:

· вещественные,

· письменные,

· изобразительные (изобразительно-графические, изобразительно-художественные, изобразительно-натуральные),

· фонические.

С информационной точки зрения, подчеркивал И. Д. Ковальченко, видовая классификация основывается на прагматическом аспекте информации, а именно на единстве целевого назначения информации для ее получателя, субъекта. Единство цели, с которой выявлялась информация из окружающего мира, естественно, порождает сходство принципов и методов восприятия действительности, форм выражения и использования информации (сходство формы, структуры содержания и назначения источника).

Но кроме синтаксического и прагматического информация имеет еще семантический, или содержательный аспект. В этой связи И. Д. Ковальченко рассмотрел вопрос о правомерности классификации источников на основе учета их содержания.

Таким образом, предложенный И. Д. Ковальченко учет трех аспектов информации (синтаксического, прагматического и семантического) помогает яснее представить принципы, исходя из которых может быть построена научная система классификации исторических источников.

В новейшем источниковедении классификация рассматривается как познавательное средство для осмысления всего многообразия исторических источников. Наиболее важной определена видовая классификация как отвечающая главной задаче источниковедения. В основе видовой классификации – учет цели и назначения произведения. Этот подход связан трактовкой источника как результата целенаправленной человеческой деятельности, облеченного в материальную форму произведения, как средства достижения той или иной цели, удовлетворения тех или иных общественных или человеческих потребностей.

Читайте также: