Неустойка при отказе от договора оказания услуг потребителем

Обновлено: 26.11.2022

Суд подчеркнул, что в случае согласования условия о зачетной неустойке проценты за пользование чужими денежными средствами не могут быть взысканы даже после правомерного отказа одной из сторон от исполнения договора


Верховный Суд вынес определение № 305-ЭС19-16367, в котором рассмотрел вопрос о том, при каких обстоятельствах недопустимо взыскивать договорную неустойку и проценты за пользование чужими денежными средствами одновременно.

ВС напомнил, что ответчик обязан доказать несоответствие неустойки последствиям нарушения им срока передачи жилья, а суд, принимая его доводы, должен мотивировать свои выводы

Изучив дело №А41-76713/2018, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС прежде всего отметила, что Законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ в ст. 395 ГК включен п. 4, вступивший в силу с 1 июня 2015 г. Им предусмотрено, что в случае, когда соглашением сторон установлена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства, предусмотренные данной статьей проценты не подлежат взысканию, если иное не предусмотрено законом или договором. При этом редакция ст. 395 ГК, действовавшая до вступления этих изменений в силу 1 июня 2015 г., не содержала запрета на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами в том случае, если соглашением сторон предусмотрена неустойка за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства. ВС пришел к выводу, что к правоотношениям сторон по данному спору применяются положения ГК в редакции упомянутого закона, поскольку договоры субподряда были заключены в ноябре–декабре 2015 г.

Суд отметил, что согласно п. 42 Постановления № 7 проценты за пользование чужими денежными средствами не начисляются, если законом или соглашением сторон установлена зачетная неустойка, при которой убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (п. 1 ст. 394 ГК РФ). В таком случае взысканию подлежит законная или договорная неустойка, а не проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, о чем прямо сказано в п. 4 этой статьи, подчеркнула Коллегия по экономическим спорам.

Как указано в определении ВС, в каждом из спорных соглашений установлено, что за просрочку оплаты принятых результатов работ на срок не более 30 дней генподрядчик выплачивает неустойку в размере 0,01% от своевременно не уплаченной суммы за каждый день просрочки, после 30 дней этот процент возрастает до 0,05%. При этом общая сумма неустойки за весь период просрочки не может превышать 10% от своевременно не уплаченной суммы.

Верховный Суд пояснил, что период расчета процентов за пользование чужими денежными средствами должен определяться с учетом условий спорных договоров и даты поступления денежных средств от заказчика-генподрядчика

Ответчик настаивал на том, что в данном случае нет оснований для начисления процентов по ст. 395 ГК, поскольку он отказался от исполнения договора и уведомил об этом своего контрагента. Однако три инстанции посчитали, что разъяснения, содержащиеся в п. 68 Постановления № 7, не распространяются на правоотношения, возникающие при расторжении договора в одностороннем порядке, и не исключают возможности кредитора взыскать с должника проценты за пользование чужими денежными средствами после одностороннего расторжения им договора.

Суд указал, что, как разъяснено в п. 68 Постановления Пленума № 7, окончание срока действия договора не влечет прекращения всех обязательств по нему, в частности обязанностей сторон уплачивать неустойку за нарушение обязательств, если иное не предусмотрено законом или договором. Однако в данном случае истец ссылался на одностороннее расторжение договоров, а не на окончание срока их действия, подчеркнула Экономколлегия.

ВС согласился с возможностью применения ст. 395 ГК при неисполнении бюджетным учреждением решения суда

По мнению Суда, неправомерная задержка исполнения судебного акта является нарушением права на справедливое правосудие в разумный срок, что предполагает необходимость выплаты компенсации, в том числе в виде процентов за пользование чужими деньгами

В силу п. 2 ст. 453 ГК в редакции Закона от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. В спорных договорах субподряда предусмотрено, что с даты получения подрядчиком уведомления о полном или частичном отказе от договора либо с более поздней даты, указанной в уведомлении как дата расторжения, договор считается соответственно измененным или расторгнутым.

Судебная коллегия также обратила внимание на п. 66 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. № 7, согласно которому, по общему правилу, если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (п. 4 ст. 329 ГК РФ). Если же при расторжении договора основное обязательство не прекращено, то по смыслу приведенного разъяснения неустойка за его неисполнение (ненадлежащее исполнение) продолжает начисляться, отметил ВС. В настоящем деле, по мнению судебной коллегии, обязательство оплатить выполненные работы в момент расторжения договора прекращено не было.

С учетом сказанного Верховный Суд пришел к выводу, что в рассматриваемом споре с ответчика можно взыскать только договорную неустойку, поскольку условие о неустойке содержится в договорах, однако отсутствует указание на взыскание помимо такой зачетной неустойки процентов по ст. 395 ГК. Акты нижестоящих инстанций были отменены, а дело – направлено на новое рассмотрение в АС Московской области.

Адвокат АП Воронежской области Олеся Алимкина указала, что спор по данному делу касался не столько возможности начисления на одну и ту же сумму долга и договорной неустойки, и процентов по ст. 395 ГК РФ, сколько вопроса о последствиях расторжения договора: продолжает ли в этом случае действовать условие о договорной неустойке или же оно прекращает свое действие одновременно с прекращением договора.

Читайте также: