Как повлияли бои на халкин голе на заключение договора о ненападении между ссср и германией

Обновлено: 01.02.2023

Война СССР с Японией на Халхин-Голе в 1939 г. – это кровопролитное сражение, вызванное агрессией Японии против Монголии, являвшейся союзником СССР.

В 1939 году международная обстановка серьезно ухудшилась. Германия и её союзники Италия и Япония грезили переделом мира в свою пользу.

В Азии западные державы, среди которых первую роль на Тихом океане играли США также следовали антисоветской стратегии и были готовы позволить Японии начать открытую войну против Китая в надежде, что рано или поздно, японская агрессия повернётся против СССР.

Начало конфликта

Зачинщиком конфликта выступало командование японской Квантунской армии, расположенной в Маньчжурии и часть правительства Японии. Стремясь обеспечить безопасность строящейся стратегической железной дороги около границы Монголии и Маньчжурии, а заодно и получить удобный плацдарм для дальнейшего вторжения в МНР, было принято решение о начале ещё одной необъявленной войны. Кроме того, учитывалась и ситуация в Европе и возможные осложнения в отношениях между СССР и нацистской Германией. Успех японской армии должен был подтолкнуть Германию и Италию к военному союзу главным образом против СССР.

Готовые работы на аналогичную тему

Первый этап отличался локальными боями, в ходе которых японский отряд перешёл границу Монголии и отогнал от границы монгольские пограничные отряды. Май-июнь отличался местными боями, в которых стороны прощупывали друг друга.

Решающие сражения

Началом второго этапа войны на реке Халхин-Гол можно считать крупное сражение за стратегическую высоту – гору Баин-Цаган. Имея численное превосходство (по разным данным до 38 тыс. солдат и офицеров, 310 орудий, 135 танков и 225 самолётов), японское командование задумало окружение и разгром всей группировки советских и монгольских войск, расположенных восточнее реки Халхин-Гол, а также переправу через неё и выход на западный берег реки с целью ликвидации советских резервов.

В ночь на 3 июля японские части переправились через Халхин-Гол и захватили без сопротивления отступившей монгольской 6-й дивизии господствующую над долиной реки гору Баин-Цаган. Лишь через несколько часов, и то почти случайно, обнаружил неприятеля проверявший позиции советник монгольской армии полковник И. М. Афонин.

Под командованием Г.К. Жукова в этот критический момент находилось более тысячи штыков, немногим более 50 орудий, до 150 танков, 154 бронемашины и монгольский бронедивизион. Японское командование успело сосредоточить на горе Баин-Цаган более десяти тысяч штыков, до 60 противотанковых орудий, и ещё около 100 других орудий. Таким образом, японцы превосходили советско-монгольские части как в позиции, так и численно. Единственным преимуществом Г.К. Жукова были танковые части и решительность действий. Именно неожиданная атака танками, без поддержки пехоты, 3 июля помогла одолеть противника и заставить отступить командующего 6-й армией генерала Камацубару на противоположный берег. Сражение закончилось 5 июля победой советско-монгольских войск.

Это сражение было первым крупным успехом советско-монгольских войск. Следующей операцией, решившей исход необъявленной войны, стала битва, развернувшаяся с 20 по 31 августа.

Наступление советско-монгольских войск, начавшееся 20 августа, привело к окружению и подавлению японской армии. Ликвидация войск противника была закончена 31 августа. Всего за время боёв японцы потеряли 61 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Потери советско-монгольских войск с мая по сентябрь 1939 г. составили около 18,5 тыс. человек ранеными и убитыми.

Итоги сражения на Халхин-Голе

В итоге, советская внешняя политика отвечала национальным интересам Советского Союза, а не идеологическим тезисам. Положительными для страны моментами стали укрепление военной мощи на Дальнем Востоке, её превосходство, как числом, так и качеством.

Исход последнего сражения в пользу СССР и заключение советско-германского пакта о ненападении 23 августа 1939 г. обескуражило и разочаровало Японию в своём союзнике Германии. Этот пакт, со всеми его морально-этическими издержками был нужен для безопасности как западных, так и восточных рубежей страны.

Победой на Халхин-Голе и разгромом японцев, и заключением Пакта о ненападении, Советский Союз смешал все карты Японии и избежал открытия антисоветского фронта на Дальнем Востоке во время Великой Отечественной войны.


23 августа 1939 г. в Москве был подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. Исследователи и комментаторы не всегда должным образом анализируют связь этого договора с германо-японскими отношениями и, в частности, с заключённым в ноябре 1936 г. Антикоминтерновским пактом.



Подписание Антикоминтерновского пакта

Заключение советско-германского договора о ненападении состоялось в момент, когда японские войска терпели сокрушительное поражение в развязанной Токио военной авантюре в Монгольской Народной Республике в районе реки Халхин-Гол.

Расценив советско-германское соглашение как грубое нарушение Антикоминтерновского пакта, японское правительство сочло его предательством. Послу Японии в Берлине было поручено передать германскому правительству соответствующую ноту протеста. Однако Гитлер мало считался со своим дальневосточным союзником.


«Переговоры о заключении договора о ненападении с Германией вызвали огромную сенсацию и оппозицию Германии.

Возможна отставка правительства после того, как будут установлены подробности заключения договора. Немецкий посол (в Японии) Отт также удивлен происшедшим.

Большинство членов правительства думают о расторжении Антикоминтерновского пакта с Германией.

Торговая и финансовая группы почти что договорились с Англией и Америкой.

Другие группы, примыкающие к полковнику Хасимото и к генералу Угаки, стоят за заключение договора о ненападении с СССР и изгнание Англии из Китая.

Нарастает внутриполитический кризис.

Советско-германский договор объективно ослабил японо-германский союз и посеял в Токио серьёзные сомнения относительно политики Германии как союзника. Возникшая в оси Токио – Берлин трещина сказалась впоследствии на политике Японии, не захотевшей безоглядно следовать за Германией.

Хотя подписание советско-германского договора рассматривалось в Токио как удар по японским планам совместной с Германией борьбы с большевистской Россией, японское руководство не стало обострять отношения с Берлином, ограничившись направлением формальной ноты протеста.


Среди японских историков распространены утверждения о том, что после номонханского (халхингольского) фиаско в Японии якобы отказались от конфронтации с СССР, а Москва, одержав победу, обеспечила безопасность своих дальневосточных границ. Однако в действительности в Токио продолжали рассматривать Советский Союз как одного из основных противников.

Для высвобождения необходимых для будущей войны с СССР сил планировалось при необходимости резко сократить число японских войск в Китае (с 850 тыс. до 500 тыс.). Одновременно было принято решение довести число дивизий сухопутных войск до 65, авиаэскадрилий до 160, увеличить количество бронетанковых частей. На китайском фронте должны были действовать 20 дивизий, остальные надлежало разместить главным образом в Маньчжурии.

Был определён срок завершения подготовки к войне Японии против СССР – середина 1941 года.

Чтобы обеспечить благоприятные международные условия для осуществления этой программы, было признано целесообразным предпринять дипломатические шаги для нормализации на определённый период японо-советских отношений. Речь шла о заключении с СССР пакта о ненападении, аналогичного советско-германскому. При этом японское руководство, убедившись во время хасанских и халхингольских событий в стремлении СССР избегать вовлечения в войну с Японией, не опасалось советского нападения.


Заключить пакт о ненападении с СССР побуждала японцев и Германия. При этом Берлин был готов выступить в роли посредника между СССР и Японией. В ходе советско-германских переговоров о заключении пакта о ненападении нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов поставил вопрос, готова ли Германия оказать воздействие на Японию ради улучшения советско-японских отношений и разрешения пограничных конфликтов.

«… г-н министр (Риббентроп) предложил Сталину, чтобы после окончания переговоров было опубликовано совместное заявление Молотова и немецкого имперского министра иностранных дел, в котором бы указывалось на подписанные договоры и под конец содержался какой-то жест в сторону Японии в пользу компромисса между Советским Союзом и Японией.

Г-н министр обосновал свое предложение, сославшись на недавно полученную от немецкого посла в Токио телеграмму, в которой указывается, что определенные, преимущественно военные, круги в Японии хотели бы компромисса с Советским Союзом. В этом они наталкиваются на сопротивление со стороны определенных придворных, экономических и политических кругов и нуждаются в поддержке с нашей стороны в их устремлениях.

Г-н Сталин ответил, что он полностью одобряет намерения г-на министра, однако считает непригодным предложенный им путь из следующих соображений: премьер-министр Абэ до сих пор не проявил никакого желания достичь компромисса между Советским Союзом и Японией. Каждый шаг Советского Союза в этом направлении с японской стороны истолковывается как признак слабости и попрошайничества.

Из этих слов Сталина ясно, что он был готов к переговорам с японцами о пакте о ненападении и был в таком пакте заинтересован, но ждал, когда об этом попросит японское правительство. Понимая это, Берлин продолжил работу с японцами, но был при этом небескорыстен.

Однако японское правительство продолжало колебаться, опасаясь, что заключение японо-советского пакта о ненападении вызовет осложнение отношений Японии с западными державами. Одновременно в Токио понимали значение посредничества Германии в урегулировании японо-советских отношений.

Об авторе: Алексей Соловьев – почетный член Академии военных наук Российской Федерации, член Союза журналистов, полковник в отставке.

Боевые действия у реки Халкин‑Гол (Монголия) в 1939 году практически не упоминаются как события, достойные воинской славы. Они изначально подавались советской прессой как пограничный вооруженный конфликт. В последующем сведения о нем затерялись на фоне грандиозных битв Великой Отечественной войны. Однако новые данные историков позволяют сделать вывод, что те бои у небольшой монгольской реки следует называть не военным конфликтом, а полноценной войной, успешное завершение которой в значительной степени помогло и победе в Великой Отечественной и во Второй мировой.

СОГЛАШЕНИЕ О ПЕРЕМИРИИ

15 сентября 1939 года нарком иностранных дел Вячеслав Молотов и посол Японии Синэгори Того подписали соглашение о ликвидации конфликта в районе реки Халхин‑Гол. Согласно ему, 16 сентября с 8 часов по московскому времени (14 часов по местному) прекращались все военные действия, а войска оставались на позициях, занимаемых ими 15 сентября на 13 часов по московскому времени.

В соответствии с Соглашением о перемирии был составлен совместный протокол представителей местного командования советско‑монгольской и японской армий о прекращении военных действий с 16 сентября 1939 года. Договорились об обмене пленными, трупами погибших и создании совместной комиссии по уточнению государственной границы в районе Халхин‑Гола между Монголией и государством Маньчжоу‑Го (находившимся под полным контролем Токио). Протокол подписали с советско‑монгольской стороны заместитель командующего 1‑й армейской группы комбриг (соответствовало званию генерал‑майор) Михаил Потапов, с японо‑маньчжурской – генерал‑майор Фудзимото, сотрудник императорской службы разведки (это он не афишировал).

Современные российские и японские историки пытаются пересмотреть результаты военных потерь сторон, уточнить их размеры. По последним данным, российские безвозвратные потери составляют 7974 человека, санитарные потери 15 925 человек. Они существенно выросли от первоначальных сведений 2413 убитых и 10 020 раненых.

По данным командования Красной армии, советско‑монгольские войска потеряли 18,5 тыс. человек. Число погибших и умерших от ран советских воинов – 7667 человек, пропавших без вести – 2028 человек. Потери личного состава Монгольской Народно‑революционной армии 895 убитых, раненых и пропавших без вести.

В соответствии с договором о перемирии была создана комиссия по демаркации монголо‑маньчжурской границы из представителей МНР, СССР, Японии и Маньчжоу‑Го. В 1940‑1941 годах комиссия работала на монголо‑маньчжурской границе, в г. Чите и Харбине. Демаркация границы закончилась в мае 1942 года заключением соглашения. Почти весь спорный район остался в составе Монголии. К Маньчжоу‑Го отошли лишь небольшие районы, захваченные японскими войсками, к юго‑востоку от Халхин‑Гола (Номонхана).

ИСТОКИ КОНФЛИКТА

Необъявленная война у реки Халхин‑Гол стала следствием агрессивной политики японских милитаристов, направленной на завоевание Китая, Монголии, советского Дальнего Востока, Забайкалья и Сибири. В декабре 1931 года японская Квантунская армия захватила Северо‑Восточный Китай и вышла на дальневосточные и забайкальские границы СССР. Советское правительство сразу же предложило Японии заключить пакт о ненападении, но предложение было отклонено. В 1935‑м японские руководители вновь дали отрицательный ответ на наши предложения, продолжая провоцировать напряженность на границах СССР и МНР.

Японская агрессия заставила Китай пересмотреть свою позицию. 21 августа 1937 года был заключен договор с СССР о ненападении. Советский Союз стал поставлять китайской армии технику, вооружение, предоставлять кредиты, направлять в Китай военных советников. Советские летчики воевали в небе Китая. Заручившись политической поддержкой Пекина, СССР в сентябре 1937 года по просьбе монгольского правительства тайно разместил 57‑й особый корпус Забайкальского военного округа на территории МНР.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ОБСТАНОВКА

Мюнхенский сговор – соглашение, составленное в Мюнхене 29 сентября 1938 года и подписанное на другой день премьер‑министрами Великобритании – Невиллом Чемберленом, Франции – Эдуардом Даладье, Италии – Бенито Муссолини и рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером о передаче Германии Судетской области Чехословакии, обесценил договоры СССР с Францией и Чехословакией о взаимопомощи, убедил Японию в том, что западные державы занимают позицию попустительства агрессии. Кроме того, Англия и Франция подписали 6 декабря 1938 года с Германией декларации о ненападении – на полгода раньше подписания так называемого пакта Молотова‑Риббентропа. Об этом почему‑то забывают недруги России.

Японское руководство удачно выбрало не только время вторжения, но и место. Со стороны японцев до ближайшей железнодорожной станции было 60 км, а с монгольской до самой близкой железнодорожной станции Соловьевск в Борзинском районе Читинской области – 750 км по безлюдной степи с редкими колодцами и без дорог. Время вторжения было не в пользу нашей страны. Весной 1939 года гитлеровское руководство Германии вынашивало намерение напасть на СССР (это намерение поддерживали польские руководители). А начавшиеся англо‑французско‑советские переговоры о совместных мерах против агрессии Германии шли вяло и в конце концов зашли в тупик.

РАЗВЯЗЫВАНИЕ ВОЙНЫ

Начало конфликту положили требования японской стороны о признании реки Халхин‑Гол границей между Маньчжоу‑Го и Монголией, хотя граница проходила на 20‑25 км восточнее реки. Здесь, на одной из самых пустынных территорий мира, как писал военный писатель и поэт Константин Симонов, с мая по сентябрь 1939 года развернулись кровопролитные бои. 8, 11, 14 мая 1939 года японцы нарушали границу в районе реки Халхин‑Гол, предпринимая вылазки вооруженных групп, но каждый раз с потерями были отброшены на маньчжурскую территорию. 28 мая японская войсковая часть численностью до 3 тыс. с артиллерией и бронемашинами при поддержке 40 самолетов начала наступление. Численность сводного отряда 57‑го особого корпуса старшего лейтенанта Быкова была в три раза меньше. Японцы теснили отряд к реке, стремясь отрезать от переправы. Старший лейтенант Бахтин переправил 76‑мм батарею на восточный берег и открыл огонь по противнику. Враг дрогнул и был отброшен к высотам, с которых начал атаку. К вечеру стали прибывать на автомашинах красноармейцы 149‑го стрелкового полка майора Ремизова и 2‑го дивизиона 175‑го артиллерийского полка капитана Рыбкина. Общими усилиями советские подразделения выбили японцев с высот. 29 мая противник был изгнан за пределы Монголии, оставив на поле боя более 400 убитых. Наши потери были примерно такими же.

О содержании телеграммы было доложено Иосифу Сталину, и он потребовал от наркома обороны Климента Ворошилова немедленно разобраться с обстановкой. 2 июня заместитель командующего войсками Белорусского военного округа комдив Георгий Жуков был срочно вызван к наркому и на следующий день вылетел в Читу. Там он оперативно провел совещание в штабе Забайкальского военного округа. 5 июня Жуков уже приехал на Халхин‑Гол. Некоторые российские и монгольские исследователи считают, что Жуков прибыл в Монголию несколько раньше, в конце мая 1939 года.

В мае в воздухе господствовали японские летчики, воевавшие уже несколько лет в Китае, а забайкальские летчики не имели боевого опыта. Наркомат обороны направил в МНР 21 Героя Советского Союза из Испании и Китая во главе с комкором Яковом Смушкевичем. Было организовано обучение забайкальских летчиков‑истребителей новшествам в тактике воздушного боя, затем их пересадили на новые самолеты И‑16. Благодаря предпринятым мероприятиям японская авиация уступила свое превосходство в небе, но, несмотря на это, до конца войны продолжались ожесточенные авиационные бои.

В ночь на 3 июля враг предпринял мощное наступление. После артиллерийской подготовки 135 танков пошли с горящими фарами на позиции советско‑монгольских войск на восточном берегу Халхин‑Гола. За ними следовала пехота. Это был отвлекающий удар. Одновременно японская дивизия переправилась по наведенному понтонному мосту и заняла гору Баин‑Цаган на западном берегу, имея целью окружить и уничтожить советские войска. Японцы имели превосходство в пехоте и артиллерии в 3 раза, в кавалерии – в 4, 5 раза. Жуков, чтобы не позволить противнику закрепиться на горе, с марша направил в бой 11‑ю танковую бригаду полковника Яковлева. Советский и монгольский бронедивизионы с ходу вступили в бой без поддержки пехоты, потому что 24‑й мотострелковый полк Федюнинского только еще был на подходе. Комкор Жуков взял на себя величайшую ответственность – самостоятельный удар танковых и бронечастей тогдашней военной доктриной не предусматривался. Танкистов поддерживали артиллерия и авиация.

6 июля была создана Фронтовая группа во главе с командармом 2‑го ранга Григорием Штерном для руководства войсками на случай нападения Японии на Советский Союз, которой подчинили 57‑й особый корпус Жукова. Опытный военачальник Штерн быстро разобрался в обстановке, одобрил действия Жукова и доложил в Москву, что 5 июля японская дивизия в результате решительной контратаки была с большими потерями отброшена за реку. Так будущий маршал Победы был спасен от практически неизбежного расстрела.

24 июля 1939 года между министром иностранных дел Японии Арита и послом Англии Крейги было заключено соглашение, суть которого заключалась в том, что английское правительство не должно мешать японским милитаристам вести войну с Китаем. Соглашение укрепляло позиции Японии и положение японских войск в регионе. Советское государство оказалось перед непосредственной опасностью войны одновременно в Европе и на Дальнем Востоке, причем без союзников. Польша была не прочь вместе с Гитлером разгромить Советский Cоюз.

Военные историки считают, что успешное решительное наступление бронетанковой бригады на позиции японской дивизии, предпринятое Жуковым, в конечном счете повлияло на весь последующий ход мировой истории. Дело в том, что немецкие военные наблюдатели находились в боевых порядках японских войск на Халхин‑Голе. Гитлер после их доклада не решился начать войну с Советским Союзом в 1939 году и стал искать пути временного сближения.

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Монгольские кавалеристы в ходе боев на Халхин-Голе.

Составленный майором Цудзи план будущего наступления был, по существу, более амбициозной версией плана, применённого полковником Ямагатой 28 мая. Он требовал от главных сил 23-й дивизии захватить на восточном берегу Халхи гряду холмов под название высоты Фуи, расположенные в 11 милях (примерно 17 километров 700 метров) к северу от советского моста. Эти силы должны были затем форсировать Халху и ударить на юг вдоль её правого берега по направлению к тому же мосту. Одновременно, отряд генерала Ясуоки, также сконцентрированный у высот Фуи, наступал на юг вдоль левого берега реки. Комацубара и Ясуока должны были затем зажать противника у моста и разбить его.
Цудзи лично вёл воздушную разведку и обнаружил сосредоточение советской авиации. Он решил, что необходим упреждающий удар. Командование Квантунской армии быстро приняло предложение Цудзи – 27 июня японцы совершили воздушный налёт. Цудзи, с борта одного из бомбардировщиков, насчитал 25 самолётов, уничтоженных на аэродроме, и более 100 машин сбитых при попытке взлететь и принять бой. Даже допуская значительное преувеличение японцами советских потерь, надо признать, что японские лётчики захватили временное превосходство в воздухе.

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Японские истребители Накадзима Ki-27 (армейский истребитель тип 97) на аэродроме в районе селения Номонхан во время боев на реке Халхин-Гол. Истребители на фотографии принадлежат к 24-му сентаю (полку) 1-му или 3-му чутаю (эскадрилья). Существует два варианта места, где сделана фотография. Это, либо аэродром Ганчжур в 40 км от реки Халхин-Гол, либо аэродром Алаи в 8 км к северу от озера Узур-Нур.

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Японская пехота на позиции у двух подбитых советских бронеавтомобилей БА-10 в монгольской степи (район реки Халхин-Гол). В правой части фотографии — расчет пулемета Тип 92 калибра 7,7 мм. Видны рукоятки для переноски пулемета. Июль 1939 г.

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Танк Тип 94 как итог развития линейки танков "2589".

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Танк Тип 94, доживший до наших дней.

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Солнце палило окружённых японцев, температура поднялась до 100 градусов (Это по Фаренгейту. По Цельсию получается, примерно, 37-38 градусов). Канистры с водой опустели. Утомлённые солдаты с трудом могли разглядеть неприятельские позиции через стекающий пот и марево, висящее над местом боёв. Командир самого отдалённого очага сопротивления, так как его люди не могли достичь реки и наполнить канистры, приказал слить воду из автомобильных радиаторов. Протухшая жидкость из обездвиженных автомобилей стала верным знаком того, что окружённые знали о безнадёжности своего положения.
В течение 27 и 28 августа советские авиация, артиллерия, бронетанковые и стрелковые части беспрестанно атаковывали японские опорные пункты, разбивая их на ещё более мелкие очаги, и постепенно перемалывали их. Окружённые японцы сражались храбро и продолжали наносить тяжёлые потери советской пехоте, но исход сражения был уже ясен. 23-я дивизия и приданные ей соединения были уничтожены. Лишь немногие сдались в плен.
Вскоре после полуночи 30 августа большая часть советской бронетехники отошла для дозаправки, были отведены и те стрелковые части, которые находились в боях 10 дней без перерыва. Генерал Комацубара и около 400 выживших сумели просочиться через советские позиции. Среди них был и майор Цудзи. После четырёх месяцев боёв жертвы с обеих сторон насчитывали 50 тысяч убитыми и ранеными.

Халхин-Гол. Взгляд с Запада

Командарм 2-го ранга Г.М. Штерн, маршал Монгольской Народной Республики Х. Чойбалсан и командир корпуса Г.К. Жуков на командном пункте Хамар-Даба. Халхин-Гол, 1939 год.

Читайте также: